Смена политики властей на Северном Кавказе

voiska kavkaz1Основной новостью на Кавказе за прошедшую неделю стала переброска войск МВД из Чечни (Ханкала) в Дагестан. Было очень много противоречивой информации об этом событии, начиная от количества группировки и заканчивая целями её прибытия. Подозрительным является и первая реакция властей на это. А именно главы Совбеза Дагестана Баачилов сообщил в СМИ в первые дни переброски, что никакой переброски вообще нет, а то, что мы наблюдаем, является лишь плановой ротацией войск, которые закончив свой срок службы в Чечне покидают её через Дагестан. А все остальные версии Баачилов назвал раздуванием некоторыми СМИ из мухи слона. Также президент Чечни Кадыров сообщил, что никакие части Чечню не покидали. Но уже через несколько дней на сайте МВД, а также со слов Нургалиева стала известна уже другая позиция по этому вопросу, и она сводилась к следующему: «в связи с очень криминогенной обстановкой в Дагестане было принято решение усилить местные силовые структуры частями внутренних войск, которые будут расположены в самых опасных с точки зрения террористической угрозы районах Дагестана (пока известен лишь один район, а именно « Карабудахкентский район»)». Эти силы будут подчиняться уже не главе МВД Дагестана, а полковнику полиции Олегу Кежеву, который в свою очередь подчиняется главе МВД по Северному Кавказу. Также стала известна одна из целей новой группировки ВОГОиП (Временная оперативная группировка органов и подразделений). Она будет дублировать работу местного МВД, то есть создается параллельное ведомство.

24 марта была проведена спецоперация в г. МАХАЧКАЛА по адресу пр. Имама Шамиля 54. Но в отличие от множества других спецопераций эта примечательна тем, что здесь обошлось без убийств. Блокированный в квартире Гаджи Исадибиров сам сдался в руки органов спецслужб, что случается крайне редко и более того, есть лишь один случай подобного рода. Но интерес к этой новости заключается в том, что Исадибиров сдался спецслужбам под гарантии комиссии по адаптации, которую возглавляет бывший вице премьер республики, а ныне депутат Госдумы Ризван Курбанов. Он лично пообещал Исадибирову, что в отношении него во время следствия и суда не будет допущено несправедливости. Примечательно здесь также и то, что в интервью кавказскому узлу Курбанов сообщил, что и впредь спецслужбы перед спецоперацией будут вести переговоры для того, что сделать всё возможное, чтобы обойтись без жертв. Стоит отметить, что на последнем заседании комиссии Курбанов публично вступил в конфликт с заместителем министра МВД Дагестана Салютиным, который отказывался от ведения переговоров или любой другой профилактической деятельности со стороны МВД, сказав, что вести переговоры и выводить людей из леса не работа полиции.
А уже 25 марта, в городе Махачкала прошла еще одна спецоперация, в которой, как и вчера, блокированные в здании люди после переговоров сдались властям. На данный момент нет подробной информации о данном инциденте. Известно лишь то, что блокированных было четверо, из которых двое мужчин и две женщины. Эти случаи могут указывать на изменение политики в отношении подполья. Если раньше никаких переговоров с боевиками не велось и силовикам был дан полный карт-бланш, то сейчас появляется тенденция контроля за силовиками и склонение последних к ведению переговоров с подпольем. Несмотря на скудность информации, есть предпосылки считать, что федеральный центр решил расслабить гайки и найти новый подход к решению кавказского вопроса.

Переброска войск из Чечни в Дагестан и смена тактики противостояния боевикам несомненно являются звеньями одной цепи. Из чего следует, что Кремль осознает безуспешность прежних методов грубого и жестокого подавления.
Однако всерьез регион обеспокоил Москву именно народными волнениями в конце 2011 года, когда начиная с 1 августа в Дагестане прошли многотысячные митинги в поддержку заключенных мусульман и борьбы с произволом военных, похищающих жителей республики. Поэтому в Дагестане у Кремля стоит задача сменить политику, приведшую, как они считают, к накалу в обществе.
Но ошибка такого мнения заключается в том, что произвол военных в отношении местного населения, является лишь следствием неприемлемой системы законов для крепнущих мусульман региона. И народ восстал не против жестокости, а во многом вследствие осознания своих исламских обязанностей. Поэтому лишь смена тактики уже не остановит развитие уммы.
В дагестанском обществе на фоне этих митингов разгорелся диалог между различными группами, о дозволенности протестов, который перерастал местами даже в неприемлемый спор. Однако этот диалог, хвала Ему, лишь укрепил умму перед врагами. Ризван Курбанов быстрее всех усмотрел в этом опасность для федеральной власти, и, по всей видимости, к его доводам прислушались в Москве.


Иса Магомедов
26.03.2012, Махачкала