Мышление, утверждающее, что «цель оправдывает средства», — макиавеллизм

Что такое макиавеллизм?

Макиавеллизм как западная мысль — это мыслительное течение, которое отделяет политику от морали и религии, игнорирует все религиозные и моральные нормы и считает допустимым для достижения цели абсолютно всё, не учитывая какие-либо правила.

Макиавеллизм — это идея в области политической философии, выдвинутая итальянским мыслителем и политиком Никколо Макиавелли, жившим между 1469 и 1527 годами. Основная идея макиавеллизма — это концепция «Все средства для достижения цели законны». У этих средств нет моральных, юридических или религиозных ограничений и пределов.

Хотя некоторые западные писатели называют Макиавелли «учителем зла», причина, по которой макиавеллизм сохранился до наших дней, заключается в том, что эти идеи часто используются не только диктаторскими правительствами, но и светскими демократическими государствами, администрациями и движениями. По этой причине рассмотрение макиавеллизма облегчит познание ныне существующих государств и правителей, которые считают «допустимыми (дозволенными) все средства во благо достижения цели».

То, что бесчеловечные и аморальные идеи Макиавелли по каким бы то ни было причинам всё ещё находят применение сегодня по прошествии пяти сотен лет, является позором для человечества. Тот факт, что государство не признаёт никаких юридических, религиозных или моральных границ, является позором даже во имя прав человека, демократических концепций и принципов правового государства, построенного на отстаиваемых неверными западных ценностях.

Макиавелли как политический теоретик, который является одним из ведущих деятелей европейского движения Возрождения, принимает все средства как допустимые для реализации политических амбиций. Все средства достижения цели законны и отвечают морали. Опять же, Макиавелли является первым представителем идеи национального государства или государства-нации, из-за чего его считают отцом концепции «национальное государство». Такие темы, как армия, правитель, суверенитет и формы правления, которые рассматривал Макиавелли, так же продолжают иметь влияние по сегодняшний день. Также можно обнаружить имя Макиавелли в нынешних государствах за такими лозунгами, как «Сильная армия — сильное государство».

Макиавелли жил в Средние века. В золотой век Ислама Европа утопала во мраке Средневековья. Как известно, для Европы это был период социальных, политических и социологических преобразований и глубоких дискуссий, и в этот же период процветает среда, в которой возникают современные концепции политической науки. Такие концепции, как «суверенитет», «власть», «секуляризм», «бог–религия–общество», которые мы используем в политических дискуссиях, были переработаны и пересмотрены в Средние века, претерпев семантические изменения и сдвиги. Двумя наиважнейшими структурами, определяющими Средневековье, являются Церковь и феодальная система. Многие концепции и определения секуляризма и демократической политики, которые так рвутся применять сегодня, в значительной степени начали формироваться в Средние века. Люди или учреждения, следующие макиавеллистской мысли, придерживаются трёх основных убеждений:

  1. Люди в целом — плохие, и поэтому они заслуживают всякого рода зла.
  2. То, что требуется совершить ради достижения цели, не является плохим. Плохо не суметь сделать плохого. И именно это следует подвергать критике и осуждению.
  3. Все средства во имя достижения цели законны и отвечают морали.

В последнем пункте скрыта основа всего зла. Преступления, убийства и пытки, совершённые в высших интересах государства, являются законными и отвечают морали. Одним словом, нет никаких юридических, религиозных или моральных ограничений для предотвращения злоупотребления государственной властью. Макиавелли в своей книге «Государь» в общих чертах сформулировал характеристики, которыми должен обладать правитель государства: «Следует людей либо благодетельствовать, либо уничтожать. Ведь если наказание, которое ты дашь людям, будет лёгким, то они отомстят тебе, но если ты нанесёшь им тяжёлое наказание, то они больше не смогут поднять головы. Одним словом, наказание, которое ты дашь людям, не должно влечь за собой опасений о возможной мести <…> Следовательно, можно высказать любую ложь, чтобы обмануть публику. Честные государственные деятели в корне противоречат природе политики».

Да, главной обязанностью каждого правителя является защита своей страны и обеспечение выживания своего государства. Однако Макиавелли считает законным и допустимым убивать, разрушать и попирать права и закон для достижения цели в политике.

Хотя существовали различные периоды и названия, наблюдается, что понимание политики в мире не сильно изменилось. Согласно Макиавелли, государство должно черпать свою мощь из нации, а не из религии. Эта мысль, которая повлияла на людей, основавших Турецкую Республику, отражена во фразе Великого Национального Собрания Турции: «Суверенитет безоговорочно принадлежит нации». Опять же, как известно, 23 апреля 1923 года, в момент первого переходного шага к республиканскому режиму, Первое собрание меджлиса Турции открылось молитвами, хатимами, такбирами и жертвоприношениями после пятничной Джума молитвы, хотя известно, что республика не была основана на религии. Ещё одним ярким примером того же рода является то, что во время попытки государственного переворота в Турции 15 июля 2016 года по всей стране зачитывался салават с минаретов всех мечетей в целях сохранения власти и светского государства, что на самом деле можно интерпретировать как использование исламских чувств общества в охране интересов демократии.

Согласно макиавеллизму, правитель может без ограничений использовать политическую власть в своих интересах. Самая важная и основная цель — постоянно увеличивать свою власть. Любой инструмент и средство, используемые для достижения этой цели, так же являются законными и дозволенными. Правитель должен без колебаний выдавать себя за животное, когда это необходимо. Среди животных он должен уметь быть похожим на лису и льва, потому что лев неспособен защититься от ловушек, а лиса — от волков. Для этого «государь» должен быть хитрым, как лис, чтобы избегать ловушек, и храбрым, как лев, чтобы противостоять волкам. Те, кто стремится постоянно оставаться львами, не разбираются в деле политики. Хитрость означает, что человек, скрывая при этом свою лукавость, выглядит человечным, щедрым, набожным, верным своим словам и честным. Поначалу он действует хитро, как лис, чтобы заручиться поддержкой рабочих и сельских жителей, но затем без колебаний применяет грубую силу против тех, кого считает своими соперниками, которые возникли из-за невыполнения данных им ранее обещаний. Правитель представляется публике таким, каким его хотят видеть люди, то есть как будто он обладает человеческими качествами добродетели. В конце концов, обмануть публику ничего не стоит, потому что она смотрит только на внешность и судит лишь по внешности.

Внедрение в среду мусульман понимания «цель оправдывает средства» через неправильные политические сплочения

В начале этого века, когда на карте мусульманских земель произошли сильные изменения, Умма испытала сильнейшие удары, которые глубоко повлияли на её жизнь, расчленили её земли, разделили общества на разрозненные группы и разрушили государство Халифат. В результате этого шокирующего удара Ислам был устранён из жизни, государства и общества. После распада государства Халифат территории мусульман были разделены на малые государства. Эти государства сначала попали под непосредственный контроль неверных государств-колонизаторов, а затем — жестоких правителей, которые находились в сотрудничестве с неверными. В результате этого неверными режимами во всех мусульманских странах стали применяться законы куфра. Мусульмане массово начали создавать сплочения, чтобы избавиться от таких форм правления куфра, как секуляризм, демократия и королевская власть, практиковавшихся в мусульманских странах. Исламские сплочения и джамааты, которые намеревались упразднить порочные режимы, с момента своего создания следовали зигзагообразным и неустойчивым путям в своей деятельности. В общем, понимание того, что «любая дорога, ведущая к цели, законна», привело к тому, что эти сплочения отошли от вектора Ислама и увязли в болоте. Ведь поначалу в глазах мусульманских сплочений демократия считалась запретной (харамом), но в более позднем процессе демократия стала восприниматься в качестве инструмента для достижения цели. Сегодня же демократия уже в глазах многих стала «частью Ислама».

Исламские сплочения, которые намеревались вытеснить неисламские правления, должны были рассматривать существующую реальность в качестве предмета своих размышлений, но вместо этого они приняли эту реальность в качестве источника своего мышления, что привело их к провалу. Те, кто намеревался изменить реальность, спустя время подстроились под неё. Действуя согласно такому мышлению, сплочения покинули шоссе, по которому они двигались на полной скорости к исламской цели, но застряли на пути, который заканчивался болотом демократии. Ни им не удалось добиться успеха, основанного на Исламе, ни их последователи не смогли достичь соответствующей вероучениям своих наставников цели. Данная ситуация вызвала пессимизм, отчаяние и незащищённость среди мусульман и исламских общин. У сплочений в отрыве от основных источников Ислама стали возникать представления о способе реализации своих идей в жизни и на практике, которые развивались и формировались соответствующими макиавеллистскому подходу оценками реальности. Другие, хотя они и отчётливо прояснили свои мысли, однако всё-таки ошиблись в том, что не вывели метода претворения своей идеи, исходя из исламской идеологии.

Таким образом, макиавеллевское мышление с пониманием того, что «все пути, ведущие к цели, допустимы», оставило негативный отпечаток на исламских сплочениях и повлекло их к отходу от реальной цели в качестве либо фактических исполнителей светских демократических режимов, либо сильных сторонников этих режимов.

Влияние этой неисламской и бесчеловечной мысли на жизнь мусульман

После того, как охватившие мир порочные критерии и мафхумы (воззрения, понятия, концепции) неверных-колонизаторов распространились на исламские земли и среди Уммы в результате идейных атак, мусульмане в серьёзном смысле сдали позиции в понимании и отстаивании исламской точки зрения. Хотя мусульмане прилагают усилия, чтобы придать Исламу должное значение из-за некоторых исламских концепций, этих усилий часто оказывается недостаточно перед лицом влияния порочных западных идей и капиталистических светских систем.

Посланник Аллаха ﷺ сказал:

صِنْفَانِ مِنْ النَّاسِ، إذَا صَلَحَا صَلَحَ النَّاسُ ، وَإِذَا فَسَدَا فَسَدَ النَّاسُ، العُلَمَاءُ وَالأُمَرَاء

«Есть два вида людей в народе — если они будут в праведности, то и народ пребудет в праведности, а если они испортятся, то испортится и народ. Это улемы (учёные) и амиры (предводители)» (Абу Нуайм).

Мы осознали ценность наших учёных, когда те выскользнули из наших рук — точно так же, как обычно ценность чего-то понимается лишь после утраты этого. Мы таким же образом осознали ценность справедливых и праведных правителей, когда лишились их. Однако всё это неописуемым образом дорого обошлось для Уммы. Сегодня наши земли разгромлены вследствие как физических, так и идейных атак. Тот факт, что мусульмане подвергаются всевозможным преследованиям, объясняется отсутствием учёных, которые бы во весь голос заявляли об Исламе независимо от порицаний, и отсутствием правителей, которые бы видели в своих подданных аманат от Аллаха и желали бы править лишь по хукмам Всевышнего. Наша потребность в благочестивых учёных и правителях, которые сыграли бы очень активную роль в выходе мусульман из тьмы, в которую они угодили, почти такая же, как и наша потребность в хлебе и воде. Следует подчеркнуть, что учёные и руководители являются защитными элементами общества, потому что защитные ценности общества заключаются именно в этих двух категориях. Если портятся они, то портится и общество. К тому же, бесспорными являются влияние и вес учёных в том, чтобы правители продолжали оставаться на прямом пути. В соли сохраняют продукты, чтобы они не портились, но что сохранит продукты от порчи, если сама соль испортится? Терроризирование мусульманских обществ, подобно западным неверным и местным тиранам, утверждая, что мы, якобы, сегодня боремся против угнетения в Сирии и Ираке; участие в непомерных действиях, направленных против своего собственного народа во имя священной цели борьбы с империалистической оккупацией и её коллаборационистами в Пакистане и Афганистане, в полной мере соответствует пониманию макиавеллизма, который предполагает господство путём распространения страха и террора.

На протяжении всей истории мусульмане никогда не прибегали к господству посредством терроризирования общества. Борясь с угнетателями и никогда не примиряясь с ними, мусульмане с состраданием относились к угнетённым, подавленным, сиротам, бедным и к обществу в целом. Они разделяли их боль как свою собственную. Мусульмане стремились защищать общество от притеснений угнетателей и объяснить ему языком милосердия, что единственное спасение в этом мире и в Будущем кроется в религии Аллаха.

Макиавелли рассматривает религию как один из инструментов на пути к власти. Несмотря на то, что политики в нашей стране и других исламских землях не применяют ничего из Ислама, они прибегают к злоупотреблению исламскими чувствами, чтобы достичь поставленной цели на выборах.

Злоупотребляя исламскими концепциями, правителям удавалось вселять надежду в своих сторонников, имеющих исламские требования. Их сторонники поверили, что правители придут к претворению Ислама, но только постепенно; что сейчас они находятся в этапе, за которым последует претворение Ислама. Однако исламские лозунги и дискурсы продолжали оставаться лишь усладой для ушей.

Помимо молчания о демократических свободах, непристойностях и порочности народа Лута правители устремились пустить в свободный оборот употребление алкоголя и наркотиков, азартные игры и распространять проценты через банки, владеющие капиталом, чтобы облегчить внедрение и существование порочной экономики. Для всего, что является харамом, создана естественная и приемлемая атмосфера. Разве можно принести Ислам посредством высвобождения свобод, распространения всех запрещённых Шариатом действий и создания развращающей и разлагающей атмосферы? Наиболее очевидным проявлением понимания того, что «цель оправдывает средство», является тот факт, что правители, заявляя: «Наш ориентир — Ислам», — так настойчиво внедряют такие западные идеи, как секуляризм и демократия, и вводят мусульман в заблуждение касательно того, что данные идеи, якобы, не противоречат Исламу. Способы (порочные западные идеи) отныне стали для правителей преследуемой целью, и ради этой цели они пожертвовали всем, что у них было. Но, к сожалению, некоторые мусульмане попались на эту уловку.

Макиавеллизм и подобные заразные мысли окружают нас повсюду! Они отравили мусульман и мусульманские сплочения! Стало очевидным отравление властью правительств, проправительственных мусульманских и исламских сплочений, попавших под влияние заразной мысли. Властолюбие в них уничтожило все исламские принципы. На сегодняшний день эта макиавеллианская идея оказала огромное влияние на то, что мусульмане были сметены, развращены, лишены вектора справедливости, исламских концепций, а также отдалены от халяля и принуждены смиряться с харамом!

Единственный способ избавиться от болезни макиавеллистской мысли — это иметь волю отличать добро от зла и придерживаться норм Шариата. Подобно тому, как мы определили наши цели и задачи в соответствии с исламскими критериями, мы так же должны соответствовать исламским критериям в вопросе определения путей и средств достижения поставленной цели. Победа придёт, только если мы будем придерживаться исламских норм.

Цель не делает средства дозволенными!

Политические манёвры необходимы правителям и государствам во внешней политике. И сила политических манёвров кроется в разглашении дел и сокрытии целей. Всевышний Аллах ниспослал некоторые хукмы касательно таких вопросов, как купля-продажа, аренда, компания и так далее, чтобы решать проблемы людей. Однако для того, чтобы эти хукмы были реализованы среди людей правильным образом, Он ниспослал ряд других законов в качестве худудов, такие как тазир обманщику в операциях купли-продажи и отсечение руки вору.

Хукмы Шариата — это метод Ислама. Точно так же, как Шариат должен определять цель, вновь таким же образом Шариат должен указывать на допустимость средств для достижения этой цели. Потому что и цель, и средства являются поступками человека. То, что делает этот поступок допустимым (мубах) или запрещённым (харам), — это шариатские доказательства, а не последствия или цель поступка.

Всевышний Аллах говорит:

وَأَنِ ٱحۡكُم بَيۡنَهُم بِمَآ أَنزَلَ ٱللَّهُ

«Суди между ними согласно тому, что ниспослал Аллах» (5:49).

Другими словами, Ислам говорит нам судить по тому, что ниспослал Аллах, а не по результатам действий или по тому, к чему эти действия приведут. Следовательно, хукм о средствах подобно хукму о цели исходит из шариатских доказательств. То, что шариатский хукм определяет допустимость (мубах) или запретность (харам) цели, является доказательством того, что «цель не оправдывает (не узаконивает, не делает дозволенными) средство». Если существует шариатское доказательство, которое делает цель харамом, то это означает, что средства не могут быть допустимыми. По этой причине недопустимо считать средства допустимыми (мубах) лишь потому, что цель является мубахом, ваджибом, мандубом, или потому, что цель имеет пользу, благо или нусру. Напротив, только если Ислам разрешил средство, то оно будет мубахом, и только если Ислам запретил средство, то оно будет харамом. Другими словами, рассмотрение средств в соответствии с шариатскими хукмами является ваджибом, потому что каждое действие мусульманина должно рассматриваться через призму Шариата и осуществляться согласно шариатским хукмам.

Всё это происходит в силу того, что определение шариатского хукма звучит так:

خِطَابُ الشَّارِعِ الْمُتَعَلِّقُ بِأَفْعَالِ الْعِبَادِ

«Обращение Законодателя (Аллаха) касательно поступков людей».

Следовательно, все действия мусульманина должны соответствовать Шариату. По этой причине каждый мусульманин должен противостоять концепции «Цель оправдывает (узаконивает) средство» и отрицать её. А также он должен помнить, что в Исламе некоторые хукмы касательно средств были выведены из доказательств, определяющих хукм самой цели, к которой ведёт средство:

اَلْوَسِيلَةُ إِلَى الْحَرَامِ حَرَامٌ

«Средство, ведущее к хараму, само становится харамом»,

الشَّيءُ الـْمُبَاحُ إِذَا أَدَّى فَرْدٌ مِنْ أَفْرَادِهِ إِلَى ضَرَرٍ يـُمْنَعُ ذَلِكَ الفَردُ وَحْدَهُ، وَيَبْقَى الشَّيءُ مُبَاحاً

«Если одна часть дозволенного в целом (мубах) дела ведёт к вреду, то под запрет выполнения (харам) подпадает именно эта часть дела, тогда как в целом дело продолжает оставаться дозволенным (мубахом)»,

مَا لَا يَتِمُّ الْوَاجِبُ إِلَّا بِهِ فَهُوَ وَاجِبٌ

«То, без чего не осуществляется ваджиб, само является ваджибом».

Однако это касается случаев, когда средство является мубахом или фардом. Если же средство запрещено, то фард- или мубах-цель не может сделать это средство дозволенным (халяль). Напротив, это средство продолжает оставаться харамом. Следовательно, цель не оправдывает средства. То есть ваджиб- или мубах-цель не делают дозволенными запрещённые (харам) средства.

Невозможно рассматривать политический институт в отрыве от веры и морали. Для чистого государства и чистой политики чрезвычайно важно, чтобы как политические институты, так и политики были связаны с Исламом. Путь к чистому обществу лежит через чистоту политики. С другой стороны, чистая политика может быть построена только на системе, которая действует в соответствии с законами Шариата, основанными на Коране и Сунне, которые определяют принципы Ислама, а не на светских демократических системах, законы которых исходят от людей. Речь тут идёт о системе Халифата с её 1300-летней историей несения Ислама человечеству. Халифат — это государство, которое оберегает и защищает своих подданных от ядовитых идей и атак крестоносцев Запада. Да ниспошлёт нам Всевышний Аллах то славное государство Праведного Халифата, которое вернёт Исламской Умме её мощь, и дай Аллах, чтобы мы были из числа тех, кто установит это государство.

Кадир Кашыкчы

Метки статьи