Национализм и национальные государства

Национализм, который далеко не имеет одного общепринятого определения, носит множество определений в зависимости от периода и мировоззрения мыслителей.

В русском языке эквивалентом слов, используемых для обозначения немецкого «nationalismus», французского «nationalisme» и английского «nationalism», выступает слово «национализм». Это понятие, которое на латыни означает «рождение» от слова «nation» и «место» от слова «niton», также нашло своё отражение в русском языке как «нация».

Национализм был выражен следующим образом: точка зрения, которая считает, что каждая нация может выжить, прежде всего сохраняя и защищая свои собственные культурные ценности, интересы и независимость, часто не опираясь на региональные, международные или другие ценности[1].

На основе этой мысли такие элементы, как «раса», «государство», «язык», «история», «культура» и «флаг», становятся символами, выражающими стремление чувствовать своё превосходство над другими народами и кичиться своим прошлым.

Если мы взглянем на историю национализма, то не будет преувеличением сказать, что национализм является ровесником человечества. Эта идея, которая существует на основе понимания превосходства, может быть прослежена вплоть до высокомерия Иблиса перед Адамом и убийства Каином (Кабилем) своего брата Авеля (Хабиля).

Можно сказать, что авантюра «господства над другими народами» в качестве идеологии в политическом смысле началась после Французской революции 1789 года и промышленной революции, которые пришлись на последнюю четверть XVIII века. XIX век увенчался тем, что европейские страны и Америка обрели идейных теоретиков-националистов. Хотя распространение этой идеи набрало силу после военных вторжений Наполеона, национализм является одной из основных причин двух мировых войн XX века. В этот период данная идея была поднята на гораздо более высокий уровень такими лидерами, как Муссолини в Италии, Гитлер в Германии, Хуан Доминго в Аргентине и Салазар в Португалии[2].

Запад, который привнёс законы джунглей — где выжить должны сильнейшие — в качестве философии, одновременно выражает это через взгляд «национализма».

Факторами, которые привели к появлению этой идеи на Западе, являются восстание народа, веками зажатого между гегемонией Церкви и королей, несостоятельность феодализма и монархизма, использование христианства в качестве инструмента в эксплуатации народов, экономический коллапс и бесконечные поражения перед исламским миром. Данная идея зародилась в Западной Европе, перекинулась на Северную Америку и Восточную Европу, а затем очень быстро распространилась на остальные части мира. Собственно, XIX век вошёл в историю как век наибольшей популярности национализма.

По причине того, что в основе националистической мысли лежит порочность, высокомерие и фанатизм, такие реалии, как расизм, разрушения, издевательства и кровопролитие, становятся естественным следствием данной идеи. Проявлениями данной идеи перед нами выступают «национализм» и «расизм».

Из-за того, что национализм основан на гордыне и надменности каждой нации своим государством и национальностью на определённом участке земли, он предстаёт перед нами в качестве более угнетающей и фанатичной идеи, далёкой от боли и проблем других народов, из-за ограниченности узкими рамками своего государства, подобно тому, как это происходит в государствах, в которых мы проживаем сегодня. Расизм же является неизбежным результатом идеи национализма, которая безоговорочно принимает и благословляет всё, что связано и исходит из своей нации. Это угнетение и враждебное отношение к тем, кто слабее, наряду с комплексом неполноценности в адрес более сильных.

В то время как национализм, возникший в Европе, был направлен больше на агрессию, эксплуатацию и господство над чужими нациями, эта мысль на мусульманских землях нашла себе место в качестве восстания против эксплуатации и борьбы за свободу. Однако когда мы смотрим на начало и результат деятельности данных движений, то видим, что они превратились в инструменты, которые облегчили процесс эксплуатации колонизаторам.

Фактически, в то время, как некоторые из теоретиков ложной (батыль) националистической идеи в Европе разделяли людей по цвету кожи на чёрных, белых, красных, другие же теоретики различали людей в соответствии с их способностями, конечно же, описывая себя как трудолюбивых, благородных, достойных; других они представляли в качестве ленивых, воров, скупых, грубых, суровых и т.д.

Граф Жозеф Артюр де Гобино, известный как отец расизма, в своей работе «Эссе о неравенстве человеческих рас» («Essai sur l’inégalité des races humaines», 1853, 1855) делит людей на три разные расы, отличающиеся между собой интеллектуальными способностями. Объявив арийскую расу белых самой способной из всех рас, он приписывает ей заслугу того, что именно она познакомила остальные расы с цивилизацией. Позже те, кто пошёл дальше в этой расовой категоризации, разработали критерии, выделив около 100 различий, включая размер головы, особенности волос, цвет глаз, форму тела и так далее[3].

С господством религии Ислама на земле эта идея раздражительности в отношении других, которая разделяла общество, препятствовала братству и была сформирована через ненависть и разрушения, оказалась подавленной мусульманами. Однако этот вирус, который отсутствовал среди мусульман на протяжении около 13 веков, постепенно стал внедряться в их среду, когда неверные обрели возможность ослабить Исламское Государство посредством уловок и подстрекательств.

Хотя Запад, неспособный сформировать единый блок против Исламского Государства, добился распада империй на континентах, новая мотивация на основе национализма сделала его более активным в мировой политике. Фактически, вопреки тому, что эта мысль призвана лишь обратить Запад в пепел, тот факт, что у мусульман отсутствовали сила и мощь противостоять ей в лице государства, привёл к возникновению огня фитны на мусульманских землях. Несмотря на то, что народы, представляющие различные религии и расы среди османских подданных, управлялись через справедливость и сосуществовали в единстве на протяжении веков, всё же коварные провокации и лживые обещания неверных оказали влияние на немусульман. К середине XIX века, особенно на Балканах, сербы и греки стали факелом для разжигания этой смуты.

Благодаря этой смуте безбожный Запад достиг своих целей намного быстрее, чем он сам того ожидал. Этих целей он не мог добиться на протяжении долгих веков через военные сражения против государства Османского Халифата. В частности, ослабление Исламского Государства превратило мусульманские территории в поле, куда устремились неверные для своей миссионерской деятельности. Студенты, которые были направлены в Европу, чтобы ознакомиться с наукой и техническим прогрессом Запада, по возвращении стали добровольными миссионерами неверных; школы и колледжи, открытые на наших землях под предлогом повышения образованности, стали загрязнять чистые умы молодёжи; общественность стала ведомой посредством журналов, газет и различных публикаций; организация молодёжи Исламской Уммы против своего правительства осуществлялась посредством образования различных ассоциаций и обществ.

Опять же, эти учебные заведения, издательства и организации действовали по плану, рассчитанному на возбуждение ненависти к другим нациям путём акцентирования внимания на расовой принадлежности. Эта фитна среди мусульман набирала обороты в Египте и других территориях с разжиганием националистических волнений против арабских христиан, особенно в Сирии и Ливане.

В то время как люди, подобные Томасу Лоуренсу, нашёптывали арабам-мусульманам враждебность в отношении турок, туркам, в свою очередь, нашёптывалась враждебность в адрес арабов. Таким образом, последователи одной религии и одного и того же идеала, которые веками жили в братстве, плечом к плечу выступали против неверных, стали марионетками в руках неверующих, образуя сплочения вокруг прогнившей и проклятой западной мысли. Несмотря на совершённые Абдуллахом ибн Убаййем межплеменные провокации лицемеров и евреев, которые не могли смириться с братством и единством мусульман 13 веков назад, мусульмане не поддались этой уловке и смогли устоять против всех этих смут. Однако в XIX веке мусульмане стали свидетелями распада правившего на трёх континентах государства, побеждённого той самой фитной Абдуллаха ибн Убаййа, реализованной руками агентов и миссионеров внутри страны, а также глупцов, которым не хватало дальновидности.

Националистическое движение тюркизма соответствует Эпохе второй конституции[4]. После того, как султан Абдульхамид-хан отклонил требования евреев касательно палестинских земель, возникла идея туранизма, а также вспыхнули армянские и другие этнические восстания, которые продолжались до тех пор, пока представители партии «Единение и прогресс», большинство из которых были обращёнными дёнме-евреями, не напали на правительство и не свергли султана Абдульхамида II. Данная ситуация наглядно продемонстрировала нам, насколько изящно планы и проекты, подготовленные на кухне неверных, были реализованы руками кажущихся нам «своими» местных коллаборационистов-предателей.

С Первой мировой войной неверные государства-колонизаторы получили возможность осуществить все свои коварные планы в отношении мусульман. Посредством создания десятков государств на основе национальной принадлежности на останках государства Османского Халифата — и гигант, правивший миром, оказался расчленённым на множество частей, которыми легко манипулировать, управлять и, в случае необходимости, одолевать. В результате эта идея национализма привела к возникновению десятков разрозненных государств, где в каждой из них нация смирилась с проживанием на определённом участке земли, дистанцировалась от представителей остальных наций и стала фанатично настроенной по отношению к определённым символикам.

Основы тюркистской мысли были подготовлены прежде всего трудами западных тюркологов. Впоследствии эти идеи пропагандировались уже местными завсегдатаями данной мысли, такими как Намык Кемаль, Зия Гёкалп, Омер Сейфеттин и т.п. С учреждением Турецкой Республики Мустафа Кемаль довёл эту мысль до шовинизма и сделал турецкий национализм официальной государственной политикой. Это новое государство и по сей день продолжает свою политику, в которой ограничивается «Национальным обетом»[5], не признавая никаких представителей остальных этносов, проживающих на территории Турции, и принимая лишь представителей тюркских национальностей. С момента объявления Турецкой Республики по сегодняшний день все партии, возникавшие на политической арене: правые, левые, консерваторы, атеисты и т.д., — все они без исключения в той или иной мере стали представителями национализма.

В заключение можно сказать:

Националистическую идею на мусульманскую территорию запускает, управляет ей, направляет и эксплуатирует её в своих интересах Запад.

В то время как Европа и Америка провоцируют мусульманские народы через национальную принадлежность, поощряя их на новые разделения и создания гораздо более неадекватных частей, сами они стремятся ещё больше сохранить свою власть, заключая союзы между собой.

Однако не следует забывать следующее предупреждение нашего Господа:

وَٱعۡتَصِمُواْ بِحَبۡلِ ٱللَّهِ جَمِيعٗا وَلَا تَفَرَّقُواْۚ وَٱذۡكُرُواْ نِعۡمَتَ ٱللَّهِ عَلَيۡكُمۡ إِذۡ كُنتُمۡ أَعۡدَآءٗ فَأَلَّفَ بَيۡنَ قُلُوبِكُمۡ فَأَصۡبَحۡتُم بِنِعۡمَتِهِۦٓ إِخۡوَٰنٗا وَكُنتُمۡ عَلَىٰ شَفَا حُفۡرَةٖ مِّنَ ٱلنَّارِ فَأَنقَذَكُم مِّنۡهَاۗ كَذَٰلِكَ يُبَيِّنُ ٱللَّهُ لَكُمۡ ءَايَٰتِهِۦ لَعَلَّكُمۡ تَهۡتَدُونَ

«Крепко держитесь за вервь Аллаха все вместе и не разделяйтесь. Помните о милости, которую Аллах оказал вам, когда вы были врагами, а Он сплотил ваши сердца, и по Его милости вы стали братьями. Вы были на краю Огненной пропасти, и Он спас вас от неё. Так Аллах разъясняет вам Свои знамения, — быть может, вы последуете прямым путём» (3:103).

Ислам напоминает нам, что такие особенности, как цвет кожи, раса и язык, которые человек не в состоянии выбрать и определить для себя самостоятельно, не являются факторами превосходства друг над другом, напротив, эти различия являются большим богатством для тех, кто верит в одного и того же Бога — Аллаха. Наш Господь, вопреки различию цветов кожи и языков, повелевает нам верить в одно и то же вероучение (акыду), совершать одно и то же поклонение, придерживаться одного и того же вектора, разделять и переживать одну и ту же радость, боль и печаль.

يَٰٓأَيُّهَا ٱلنَّاسُ إِنَّا خَلَقۡنَٰكُم مِّن ذَكَرٖ وَأُنثَىٰ وَجَعَلۡنَٰكُمۡ شُعُوبٗا وَقَبَآئِلَ لِتَعَارَفُوٓاْۚ إِنَّ أَكۡرَمَكُمۡ عِندَ ٱللَّهِ أَتۡقَىٰكُمۡۚ إِنَّ ٱللَّهَ عَلِيمٌ خَبِيرٞ

«О люди! Воистину, Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга, и самый почитаемый перед Аллахом среди вас — наиболее богобоязненный. Воистину, Аллах — Знающий, Ведающий» (49:13),

وَمِنۡ ءَايَٰتِهِۦ خَلۡقُ ٱلسَّمَٰوَٰتِ وَٱلۡأَرۡضِ وَٱخۡتِلَٰفُ أَلۡسِنَتِكُمۡ وَأَلۡوَٰنِكُمۡۚ إِنَّ فِي ذَٰلِكَ لَأٓيَٰتٖ لِّلۡعَٰلِمِينَ

«Среди Его знамений — сотворение небес и земли и различие ваших языков и цветов. Воистину, в этом — знамения для обладающих знанием» (30:22).

14 веков назад мусульмане отогнали любые националистические и шовинистические мысли из своей жизни. Уцепившись за вервь богобоязненности, они вступили в гонку, сосредоточенную на предстоящей Вечной жизни. Таким образом они стали братьями, они стали одной Уммой настолько, что в Исламском Государстве в Медине эфиоп Биляль, бывший византийский пленник и раб Сухайб ар-Руми и перс Сальман аль-Фариси выполняли те же обязанности, что и знатные курайшиты. Слова Посланника Аллаха ﷺ: «Сальман — из нас», — и то, что Умар (да будет доволен им Аллах), приятно отзываясь о Биляле, говорил: «Он — наш господин», — являются тому свидетельствами[6].

Тот факт, что племена Аус и Хазрадж, которые питали кровную вражду друг к другу ещё задолго до прихода Ислама, стали братьями друг другу после того, как они удостоились чести войти в Ислам, и даже стали называться ансарами и заполучили похвалу Аллаха и Его Посланника ﷺ, создал беспрецедентный в мире случай братства.

Опять же, неоспорим тот факт, что Посланник Аллаха ﷺ приравнял национализм к джахилии (невежеству), что удерживало мусульман от этой фитны в течение 13 веков. Конечно же, главным фактором, удерживавшим эту фитну подальше от мусульман, было то, что они были сильны за счёт своего государства. Когда это государство ослабло, оно стало легкодоступным для подобных смут подобно ослабленному организму, восприимчивому к инфекциям. Вот каким образом этому ядовитому вирусу национализма удаётся поражать сынов Уммы в течение последних 100 лет.

Эта Умма вновь окажется в безопасности и избавится от козней неверующих лишь с возобновлением Халифата — единственной силы, которая будет защищать права мусульман во всех частях мира, устранять искусственные границы и сотрёт враждебный акцент на различии цветов кожи и языков внутри исламской галереи.

Тогда этот яд под названием «национализм» будет удалён из тела Уммы, и человечество вновь ощутит вкус справедливости и истины в рамках сильной и могучей системы, с позволения Аллаха.

Список источников и литературы:

«Рождение современных национальных государств» («The Bırth Of Modern Natıon States»).

«Способ расшифровки Запада», Сейид Кутб.

«Нация, национализация и государство — национальное государство как современная концепция».

 

Ахмет Сапа

 

[1] «Толковый словарь турецкого языка» (TDK).

[2] «Зарождение современного национализма и внедрение его в мусульманский мир», том 1, Мехмет Кара (Modern Milliyetçiliğin Doğuşu ve İslam Dünyasına Girişi -1, Mehmet Kara).

[3] «Зарождение современного национализма и внедрение его в мусульманский мир», том 1, Мехмет Кара (Modern Milliyetçiliğin Doğuşu ve İslam Dünyasına Girişi -1, Mehmet Kara).

[4] Эпоха второй Конституции (осман. ايکنجى مشروطيت دورى‎; тур. İkinci Meşrûtiyyet Devri) — период в истории Османского Государства, ознаменовавшийся Младотурецкой революцией 1908 года, под давлением которой султан Абдульхамид II был вынужден учредить парламент в форме Генеральной Ассамблеи Османского Государства и восстановить первую османскую конституцию, принятую в 1876 году.

[5] Национальный обет, или Национальный турецкий пакт, или Декларация независимости Турции, тур. Misak-ı Milli — документ, принятый 28 января 1920 года в Стамбуле Палатой депутатов, в которой большинство составили сторонники «Турецкого освободительного движения». Документ оговорил территориальные вопросы устройства турецкого государства после Первой мировой войны: вопрос об арабских землях предлагалось вынести на плебисцит их населения, а земли, населённые представителями турецкой нации, безусловно должны были остаться в составе Турции.

[6] Мухаммад Кутб, «Современные движения мысли», Национализм, Патриотизм, с. 596.