Философия жизни западных обществ: прагматизм/утилитаризм

«Немного «счастья» никому не повредит». Древнегреческий философ Эпикур, который, вероятно, действовал, исходя из подобного видения, выдвинул мнение, что то, что приносит пользу человеку, принесёт ему так же и счастье.

Однако вряд ли ему когда-либо приходило в голову, что этот аргумент может стать эталоном и краеугольным камнем капиталистической идеологии, которая начала зарождаться в середине XVIII века. Однако это дьявольское мерило воплотилось в жизнь с Бентамом, который считал, что «люди являются существами, которые приходят к определению добра и зла посредством своих собственных умственных выводов и стремятся получить максимальную пользу».

Английский мыслитель Иеремия Бентам (1748–1832) разработал уравнение «полезность=счастье» в виде «прагматизма» и сделал его критерием капитализма. Позже Чарльз Сандерс Пирс (1839–1914) и Уильям Джеймс (1842–1910) дали научную и институциональную структуру теории, согласно которой человек мог бы приходить к наилучшему. Таким образом, прагматизм привёл к следующему основному критерию (понятию, мафхуму) поведения людей:

— если на вопрос: «Выгодно ли мне моё поведение?», — ответом является: «Да», — то такое поведение является хорошим, служит для моей пользы, и делает меня счастливым,

— если же ответ: «Нет», — то это поведение плохое, и оно мне вредит и делает меня несчастным.

Итак, должна ли полезность быть основой при определении меры нашего поведения?

Мусульманам навязали прагматизм в качестве критерия, даже не прибегая к данному вопросу. Мусульманам даже не позволили рассмотреть утилитаризм и сопоставить его с Исламом. Ущерб, причинённый мусульманам, приписывался различным заблуждениям, иногда другим фактам, а иногда — и самой религии Ислама. После предоставления некоторой технической информации я, с надеждой на помощь от Аллаха, попытаюсь объяснить вред прагматической мысли для людей и обществ.

Определение «прагматизма»

«Прагма» происходит от слова греческого происхождения. В Древней Греции слова, образованные от корня «прагма», использовались для выражения ощутимого поведения людей, такого как работа, практика, действие или выгода. В русском языке данное слово определяют как «утилитаризм» или «утилитарность». Однако было бы правильнее взглянуть на понятие, которое западные мыслители вкладывают в прагматизм, а не на его словарное значение. Когда мы смотрим на термин, который западные мыслители приписывают данной концепции, то видим, что «прагматизм» — это «норма поведения, которая превращает действия, исследования и знания в практическую пользу». По этой причине мы можем сказать, что прагматизм означает, что «мера поведения человека должна определяться в соответствии со степенью пользы и вреда, но не с какой-либо верой, идеологией или доктриной».

Процесс возникновения прагматизма

Английский юрист и философ Иеремия Бентам является самым известным и прославленным из мыслителей-прагматистов. Иеремия Бентам утверждал, что «польза может быть величайшей мерой счастья» в Англии XVIII-го века, и считал, что человеческий разум способен обнаруживать пользу и вред во всех вопросах. Бентам определяет пользу и вред, удовольствие и боль как величайшее руководство, путеводное светило человека. Исходя из данных критериев, человек обращается к тому, что ему нравится, и держится подальше от вещей, которые могут ему навредить. Например, вы не смотрите футбольный матч для того, чтобы провести как-то свободное время, а цель просмотра футбольного матча заключается в том, чтобы вы, скорее всего, получили удовольствие от просмотра.

Точно так же вы не подчиняетесь правилам дорожного движения оттого, чтобы быть респектабельным человеком, который следует правилам, а подчиняетесь ПДД из-за того, что в противном случае это возымеет для вас болезненные последствия. Бентам, исходя из этих человеческих состояний, попытался определить понятия «красивое–уродливое» и «добро–зло» через рациональный подход и утверждал, что следует определять меры для индивида, общества и экономики, исходя из того же критерия.

Английский философ и экономист Джон Стюарт Милль (1806–1873) сделал «удовольствие» или «счастье» конечной целью, абсолютной мерой человеческого поведения. Он пытался обосновать утилитаризм1 как общее благо и благополучие. Таким образом, он утверждал, что единственная цель, которой должен достичь человек, — это счастье. По словам Милля, удовлетворение более высоких удовольствий (связанных с интеллектом, образованием, сочувствием к другим, моральным чувством и физическим здоровьем), более важны в удовлетворении для индивидов, чем удовольствия на более низких уровнях (включая некоторые виды поведения, возникающие из плотских желаний, лени, эгоизма, глупости и невежества).

Милль подкрепил данную точку зрения словами: «Лучше быть несчастным Сократом, чем счастливой свиньёй». Самая важная причина, по которой Милль основывает прагматизм на Эпикуре в своей работе под названием «Утилитаризм» (Utilitarianism, 1861), проистекает из точки зрения, что «человек совершает все свои поступки по своей воле и своему выбору, без какого-либо принуждения»2. Основываясь на этом принципе, он был вынужден утверждать, что законы человека должны быть направлены в абсолютном смысле на достижение цели по обретению счастья.

К XIX веку такие мыслители, как Чарльз Сандерс Пирс, Уильям Джеймс и Джон Дьюи, дополнили часть головоломки «капитализма», которая касается «критерия, оценки, мерила», посредством «прагматизма». Они обеспечили то, чтобы весь мир воспринял прагматизм как смысл, исследование, мораль и образовательную теорию, подходя к нему с научной точки зрения.

Самое известное из этих имён — Уильям Джеймс, мыслитель, живший в США в 1842–1910 гг. Можно даже сказать, что Джеймс является «основоположником прагматического метода». Основы идеи бытия он попытался доказать в своей книге «Прагматизм» (1907). Его философский взгляд основан на концепциях практичности, полезности, продуктивности и эффективности. В отличие от других мыслителей-утилитаристов, Джеймс утверждает, что главная цель человека — поддерживать и защищать своё выживание. Он определяет идею утилитаризма как прагматичность, которая, как считается, обеспечивает ту самую цель, имеет практику и оказывает влияние на жизнь.

По этой причине Джеймс утверждает, что люди проявляют поведение, направленное на защиту своих интересов по своей природе. Согласно пониманию Джеймса: «Что полезно для человека, то верно. Что верно для человека, то полезно». Он утверждает, что то, что человеческий разум определяет как «хорошо», является «благом», а то, что он определяет как «плохо», является «злом». По этой причине он отвергает любые догмы. Прагматизм утверждает, что догмы3 не существует и что действия человека могут варьироваться в зависимости от меняющихся факторов.

Идея Эпикура о том, что «человек сам создаёт свои собственные поступки», вдохновляла многих мыслителей, отстаивавших прагматизм в XVIII веке. Мыслители исходили из того, что характер поведения человека также можно узнать с помощью приобретённых им знаний. Западные мыслители обратились к философии, основанной на конкретных ценностях, которые они могли наблюдать, чувствовать и взвешивать с помощью научного метода подхода, поскольку они считали, что стандарты, предлагаемые теократическими институтами в отношении жизненных вопросов людей, были недостаточными и неспособными решить даже элементарные человеческие проблемы.

Они считали, что вакуум, образованный в результате исключения религии из жизни, должен быть заполнен абсолютным разумом. Научный метод мышления придавал им уверенности в этом. По этой причине западные мыслители стремились постичь природу человеческих поступков посредством экспериментов, используя рациональное наблюдение и научные методы. Если не учитывать различия во взглядах, то они в основном сошлись на следующем: счастье достигается, когда в поступках совпадают склонности людей с критериями, выявленными посредством научных мыслей и логики.

И последнее: если необходимо прояснить утилитарную теорию прагматизма на примере, то человек, который действует на основе инстинкта приобретения собственности, хочет получить дом во владение. Такой человек будет считать логически выгодным заключение соглашения с банком и получение средств под проценты, поскольку он не сможет иначе удовлетворить данное желание на протяжении всей своей жизни. При этом с научной точки зрения вреда ростовщичества не было доказано. С помощью этих побудителей индивид получает представление о своём поведении и выкупает дом, который он хотел. Дом, который он покупает, помогает ему достичь счастья и процветания в микромасштабах. Мыслители утверждают, что именно так, придерживаясь концепции прагматизма, люди достигнут счастья и что они будут развиваться и идти по пути развития.

Влияние прагматизма на социальную жизнь

Прагматические тезисы мыслителей в области экономики, политики и образования оказали влияние на общество. Критерий полезности был своего рода спасителем, восполняющим недостатки капиталистов. Теперь у них было оправдание, чтобы прикрыть каждое бесчеловечное поведение, которое они совершали, когда становились богаче. Например, по их словам, если рассматривать с точки зрения критерия прагматизма, в рамки естественных интересов работника входит получать заработную плату. Через данную мысль они сделали минимальную заработную плату экономическим параметром общественной жизни. Они сказали: «Польза от наличия минимального количества товаров, посредством которых рабочий может поддерживать свою жизнедеятельность, может увеличивать эту заработную плату по мере роста прожиточного минимума».

Однако мыслители не смогли найти ответа на вопрос, согласно кому и чему должна быть извлечена польза от прагматического подхода. По этой причине утилитарный подход, который сделал прожиточный минимум критерием при определении заработной платы рабочего, оставил свободу определения труда рабочего в соответствии с рыночными условиями собственникам капитала или государственному аппарату. Таким образом, минимальная заработная плата работников всегда оставалась ниже уровня бедности.

В отношении же формирования политической структуры прагматизм стал утверждать, что идея национализма должна обрести государственность через идею о том, что находится «в интересах людей, живущих на определённых территориях, чтобы различные нации в соответствии с унитарной структурой обретали государственность, имеющую национальное видение». Соответственно, они утверждали, что страны должны определять своё богатство и политику посредством утилитарных подходов к национальному доходу, национальным подземным и поверхностным ресурсам, национальному образованию, гражданам и другим концепциям.

Если экономика страны ухудшается, они отстаивали политику того, что «сохранность общественного блага обеспечивается путём продажи общественных благ частным учреждениям или отдельным лицам». Конечно, критерий выгоды, определённый прагматической мыслью, не может дать ответа на вопрос: «Приносит ли пользу продажа государственной собственности частным лицам или владельцам капитала?». Ведь в капиталистической идеологии полезность всегда служит сильнейшим. По этой причине «критерий полезности», выдвинутый прагматизмом, остаётся открытым для злоупотреблений теми, у кого заключена сила или власть.

Основа прагматической теории так же порочна, поскольку у разума человека нет способности оценивать природу вещей и человеческое поведение. Опираясь на способность человека видеть полезность в инстинктах и органических потребностях, мыслители были вынуждены поверить, что разум может так же оценивать полезность в поведении и природе вещей. Ведь они твёрдо верили, что стандарты религии непременно должны отвергаться разумом. Например, они посчитали, что человеческий разум может определить хукм алкоголя, поскольку видели в нём напиток, из которого человек может получать удовольствие, когда пьёт его, или из которого он может извлекать выгоду, получая материальную ценность, когда торгует им.

Прагматизм счёл, что в данном случае алкоголь полезен, потому что приносит удовольствие или счастье. Прагматическое утилитарное понимание сосредоточено на результате получения выгоды от чего-либо. По этой причине ущерб, который может быть нанесён в процессе опыта или внедрения в практику, не важен. Фактически, прагматизм принял принцип макиавеллизма, согласно которому для достижения блага допустимы любые пути. Утверждается, что если человек совершает всё необходимое, чтобы достичь пользы, то он разовьётся и достигнет нужных и правильных результатов.

Итак, действительно ли «польза=счастье»? Разве человек не может быть счастлив в вещах, от которых он не получает пользы? Или может ли полезность предмета гарантировать, что человек будет счастлив в абсолютном смысле? Кто будет нести ответственность за ущерб, получаемый на пути достижения пользы?

Тот факт, что прагматический подход всецело направлен только на получение человеком выгоды в момент его проживания, втягивает человечество в хаос. Это вызвало серьёзные экономические кризисы, вовлекло страны в крупные мировые войны, общественное разложение и другие социальные и экономические проблемы. Самый простейший пример: атомная бомба под кодовым названием «Толстяк» была сброшена на японский город Нагасаки 9 августа 1945 года в соответствии с прагматической политикой США, и она убила 140000 человек и искалечила сотни тысяч. Критерий, на который опираются США в своих отношениях с другими государствами, — это прагматизм. Нет ничего плохого в том, чтобы сбросить атомную бомбу на страну, если это выгодно Соединённым Штатам. Обернув это преступление в обёртку прагматизма, США удалось сделать его обоснованным перед всем миром.

Западное мировоззрение признаёт, что единственный критерий определения отношений человека с другими существами должен основываться на способности разума определять степень полезности. Естественно, это ложное предубеждение приводит к выводу, что наибольшая выгода, которая позволит человеку достичь удовлетворения или счастья, — это получение материальной выгоды. По этой причине данное мировоззрение представляет перед человечеством точку зрения, что единственная цель, которую должен достичь человек, общество или государство, — это счастье, и что они должны делать в мирской жизни всё, чтобы обрести это счастье.

Эти мысли направлены только на обеспечение динамической энергии и жизненной силы через материальное удовлетворение инстинктов и органических потребностей. Соответственно, данные мысли отстаивают идею, что решение проблемы человека будет обеспечиваться за счёт удовлетворения его потребностей и что человеческое счастье может быть достигнуто только благодаря материальному удовлетворению этих потребностей.

Взгляд Ислама на прагматизм

Несомненно, желание каждого человека, живущего в этом мире, быть счастливым — независимо от веры, цвета кожи или языка — является фактом. Это цель, которую он хочет достичь в результате своих поступков и поведения. Никто не желает, чтобы последствия его действий или отношения к вещам выступали во вред ему. Это противоречит здравому смыслу. Однако то, как человек может достичь счастья, в корне противоречит его природе в других мировоззрениях помимо Ислама. Основанные только на духовности христианство и иудаизм, с одной стороны, выдвигают некоторые идеи о Будущей жизни и индивидуальных обязанностях человека, однако в них нет представления о системе касательно всей жизни и отношений внутри неё. Капиталистические и коммунистические взгляды на жизнь, с другой стороны, лишены духовного аспекта, но они содержат политические идеи о жизни и отношениях внутри неё, которые выдвигают систему.

Исламский же взгляд на жизнь отличается от двух последних, но включает в себя особенности обоих видов взглядов на жизнь. То есть Ислам включает как политические, так и духовные идеи. Из-за этой особенности Ислам определяет критерий и место счастья, сочетая материальную жизнь с обращением Аллаха.

Прежде чем вдаваться в подробности, стоит подчеркнуть о том, что греческий философ Эпикур исходил из идеи о том, что вещи, приносящие людям пользу, приносят им счастье. Итак, когда мы смотрим на предмет изучения, а именно — на человека, мы видим, что его поведение при удовлетворении своих желаний исходит по его собственной воле. Однако при рассмотрении действий, которые возникают в результате его воли, мы можем разделить их на две группы, поскольку «в первой человек не может влиять на получение пользы и вреда в результате своих действий, а во второй может». К сожалению, Эпикур относится к числу мыслителей, которые не могут сделать данное различие. Он освящает человеческий разум, связывает причины и последствия человеческого поведения непосредственно с самим человеком. Однако если рассматривать поступки людей, мы видим две сферы. Первая сфера доминирует над человеком, во второй же доминирует сам человек. Во второй сфере человек может определять свои поступки.

Ислам не характеризует все поступки, вещи и последствия человека, связанные с этими сферами, как добрые и злые или красивые и уродливые, исходя из шкалы выгод. Ведь критерий полезности считается опасным, потому что он ставит под удар и пытается вмешаться в критерий «награды и наказания», который исходит из обращения Аллаха (это рассматривается как альтернатива к атрибуту господства Аллаха). В Исламе неправильно судить о поступках человека на основе пользы и вреда.

Мусульманин не приступает к удовлетворению желания, не задав следующий вопрос: «Разрешено ли удовлетворить своё желание в данном случае?». Если он даёт ответ «разрешено», то он совершает поступок. Если же ответ «недопустимо», то он держится подальше от его совершения. То есть он обращается к мерилу — шариатскому хукму, который одобряет или порицает его поведение. Если имеется мерило, которое делает для него обязательным (ваджиб) данное поведение, то через удовлетворение желания мусульманин получает довольство Аллаха. Независимо от результата, который может произойти, мусульманин приступает к такому действию, и его поведение рассматривается как «благо». И не важно, приносит оно ему пользу или вред. Счастье для этого человека заключается в довольствии Всевышнего, которое достигается через материальное и подчинение обращению Аллаха. И его не заботит конечная польза или вред.

Западные мыслители считали, что они способны судить о поступках — как красивое и уродливое — точно так же, как они могли судить о сладком и горьком и о цветах посредством научного мышления и умственного подхода. Поэтому они разделили поступки и вещи на хорошие и плохие, красивые и уродливые. На основании этого определения они устанавливали свою систему вознаграждения и наказания. Они утверждали, что человеческий разум так же имеет право судить о поступках благодаря своей способности различать лепестки розы от её шипов, сладкое от горького. Но всё это — вещи, которые воспринимаются, а чувства позволяют им передаваться в мозг. Допустимо добиться вывода об особенности и количестве вещей. Но когда дело доходит до прекрасного и уродливого или доброго и злого, то это не относится к свойству материи.

Ислам утверждает, что прерогатива назначать воздаяние и наказание, определять «добро и зло» и «красивое и уродливое» принадлежит только Всевышнему Аллаху. По этой причине, касается ли это экономики или определения систем, связанных с государственным управлением, решение принадлежит Всевышнему Аллаху. Определение заработной платы рабочего, стоимости денег и владения имуществом, всё это — критерии, определённые Аллахом. Опять же, только Шариат определяет меру наказания прелюбодею, вору и характер взаимоотношения государства с другими странами.

Ислам не рассматривает проблему сосредоточенно на полезности подобно прагматизму. Он не определяет поведение человека на основе пользы, игнорируя при этом вред. По этой причине он рассматривает последствия поведения по двум вопросам. Первое: Ислам рассматривает поступки через призму добра и зла. То есть речь идёт об эффективном поведении и преследуемой при этом цели. Второе: проводит исследования о том, что хорошо, а что плохо, чтобы распределять награду и наказание за красивые и уродливые поступки. После этого рассмотрения результат поведения человека может характеризоваться как вред или польза, иногда в качестве добра, а иногда зла. Таким образом определяется, когда следует совершать действие, а когда избегать его совершения.

Мерило поступка зафиксировано хукмами Шариата, а главной целью является достижение довольства Аллаха. Ислам полностью отвергает правило прагматизма, согласно которому все способы достижения выгоды (счастья) считаются допустимыми. Например, ложь является поступком человека. Когда же человек говорит неправду, то квалифицируется ли этот поступок как добро или зло только из-за самого действия, или же это происходит из-за какого-то другого внешнего фактора? Ложь — это утверждение, противоречащее действительности. К примеру, человек может солгать врагу на войне, солгать, чтобы примирить двух людей, солгать жене, солгать, чтобы утешить других, солгать, чтобы попрать чьи-либо права и т.д. Все перечисленные случаи сопровождаются неправдивым словом. Что из этого считается добром, а что — злом? Согласно прагматизму, всё, что полезно в конкретно данный момент, является благом и хорошим.

Но в Исламе мерилом выступает вовсе не польза. Критерием в Исламе является соответствие или несоответствие велению Аллаха. Если обман на войне или ложь во имя примирения супругов между собой соответствует велению Аллаха, то в этом есть благо. Но если ложь сказана для утешения, лжесвидетельства или попытки оклеветать Посланника Аллаха ﷺ, то это будет злом.

Следовательно, нельзя квалифицировать действия человека как добрые или злые, исходя из степени полезности для него действия. Напротив, их можно квалифицировать лишь с соответствием или несоответствием велениям Аллаха. Точно так же необходимо учитывать намерение или цель самого поступка. Намерение или цель должны исходить из того, что велел Всевышний Аллах. Недопустимо ставить целью безграничное и неконтролируемое счастье (удовольствие), как это обстоит в прагматизме. Если поступок не является велением Всевышнего Аллаха, то он лишается качества блага. Постараемся пролить свет на эту тему с помощью хадиса, переданного от нашего Пророка ﷺ. Абу Хурайра сказал: «Я слышал, как Посланник Аллаха ﷺ сказал:

إِنَّ أَوَّلَ النَّاسِ يُقْضَى يَوْمَ الْقِيَامَةِ عَلَيْهِ رَجُلٌ اسْتُشْهِدَ، فَأُتِيَ بِهِ فَعَرَّفَهُ نِعَمَهُ فَعَرَفَهَا، قَالَ: فَمَا عَمِلْتَ فِيهَا؟ قَالَ: قَاتَلْتُ فِيكَ حَتَّى قُتِلْتُ، قَالَ: كَذَبْتَ، وَلَكِنَّكَ قَاتَلْتَ حَتَّى يُقَالَ: هُوَ جَرِئٌ، ، فَقَدْ قِيلَ، ثُمَّ أُمِرَ بِهِ فَسُحِبَ عَلَى وَجْهِهِ حَتَّى أُلْقِيَ فِي النَّارِ، وَرَجُلٌ تَعَلَّمَ الْعِلْمَ، وَعَلَّمَهُ وَقَرَأَ الْقُرْآنَ، فَأُتِيَ بِهِ فَعَرَّفَهُ نِعَمَهُ فَعَرَفَهَا، قَالَ: فَمَا عَمِلْتَ فِيهَا؟ قَالَ: تَعَلَّمْتُ الْعِلْمَ، وَعَلَّمْتُهُ وَقَرَأْتُ فِيكَ الْقُرْآنَ، قَالَ: كَذَبْتَ، وَلَكِنَّكَ تَعَلَّمْتَ الْعِلْمَ لِيُقَالَ: عَالِمٌ، وَقَرَأْتَ الْقُرْآنَ لِيُقَالَ: هُوَ قَارِئٌ، فَقَدْ قِيلَ، ثُمَّ أُمِرَ بِهِ فَسُحِبَ عَلَى وَجْهِهِ حَتَّى أُلْقِيَ فِي النَّارِ، وَرَجُلٌ وَسَّعَ اللَّهُ عَلَيْهِ، وَأَعْطَاهُ مِنْ أَصْنَافِ الْمَالِ كُلِّهِ، فَأُتِيَ بِهِ فَعَرَّفَهُ نِعَمَهُ فَعَرَفَهَا، قَالَ: فَمَا عَمِلْتَ فِيهَا؟ قَالَ: مَا تَرَكْتُ مِنْ سَبِيلٍ تُحِبُّ أَنْ يُنْفَقَ فِيهَا إِلَّا أَنْفَقْتُ فِيهَا لَكَ، قَالَ: كَذَبْتَ، وَلَكِنَّكَ فَعَلْتَ لِيُقَالَ: هُوَ جَوَادٌ، فَقَدْ قِيلَ، ثُمَّ أُمِرَ بِهِ فَسُحِبَ عَلَى وَجْهِهِ، ثُمَّ أُلْقِيَ فِي النَّارِ

«Поистине, первым из людей, кого будут судить в День воскресения, окажется человек, павший в сражении за веру. Его приведут, и Аллах напомнит ему о Своих милостях, и он признает их, а потом Аллах спросит: «И что же ты сделал в благодарность за них?». Он ответит: «Я сражался ради Тебя, пока не стал шахидом». Аллах скажет: «Ты лжёшь, ибо сражался ты только ради того, чтобы люди говорили: «Он — отважный!», — и они говорили так!», — после чего будет приказано отволочь этого человека лицом вниз и ввергнуть в Ад. Затем приведут человека, который получал знание, обучал ему других и читал Коран, и Аллах напомнит ему о Своих благодеяниях, и он признает их, а потом (Аллах) спросит: «И что же ты сделал в благодарность за них?». Он ответит: «Я получал знания, обучал им других и читал Коран ради Тебя!». Аллах скажет: «Ты лжёшь, ибо учился ты только ради того, чтобы люди говорили: «Он — знающий!», — и читал Коран только ради того, чтобы люди говорили: «Он — чтец!», — и они говорили так», — после чего будет приказано отволочь этого человека лицом вниз и ввергнуть в Ад. А потом приведут человека, которому Аллах даровал обширный удел и которого наделил разными видами богатств, и Аллах напомнит ему о Своих дарах, и он признает их, а потом Аллах спросит: «И что же ты сделал в благодарность за них?». Он ответит: «Ради Тебя я не упускал ни одной возможности расходовать имущество так, как это угодно Тебе». Аллах скажет: «Ты лжёшь, ибо ты делал это только для того, чтобы люди говорили: «Он — щедрый!», — и они говорили так», — после чего будет приказано отволочь этого человека лицом вниз и ввергнуть в Ад».

Когда мы смотрим на хадис, переданный от нашего Пророка ﷺ, то отчётливо видим влияние цели, которую разум преследует от совершения действия в качестве пользы. Пророк ﷺ подчёркивает, что гнев Аллаха падёт на человека, если поступки мусульманина, которые соответствуют хукмам Шариата, направлены не на довольство Аллаха. Учёный в упомянутом выше хадисе обучает людей знаниям и читает Коран. Эти действия соответствуют Шариату. Однако если цель всего этого основана на том, чтобы его называли «учёным» и «чтецом Корана», а не ради довольства Аллаха, то этот человек, поступающий так, будет в числе первых, кого ожидают мучения и кого поволокут лицом вниз и бросят в Огонь Ада. Таким образом, данное поведение, от которого ожидалось благотворное влияние, стало обузой и обернулось злом для его совершителя из-за того, что он поменял цель поступка на иное.

Ислам не приемлет прагматического понимания ни в какой из областей. В исламской экономической системе ценность определяется правилом дефицитности. Прагматизм же уменьшает и увеличивает ценность в соответствии с условиями меняющихся обстоятельств. Таким образом, богатые становятся ещё богаче, а бедные — ещё беднее. Ислам ограничивает поведение в общественной жизни такими шариатскими критериями и мерилами, как фард, ваджиб, харам, халяль, мубах, мандуб и другими. Прагматизм же, с другой стороны, приводит к падению моральных и человеческих ценностей общества, основанных на абсолютном удовольствии, поскольку он не ставит границ для критерия «выгоды» в поведении.

Вывод

Западные мыслители выявили человеческое стремление к счастью и обернули счастье в слабость человека. Они привили ложь о том, что единственный способ заполучить счастье — это польза, выгода. Всевышний Аллах сказал:

۞إِنَّ ٱلۡإِنسَٰنَ خُلِقَ هَلُوعًا ١٩ إِذَا مَسَّهُ ٱلشَّرُّ جَزُوعٗا ٢٠ وَإِذَا مَسَّهُ ٱلۡخَيۡرُ مَنُوعًا

«Воистину, человек создан нетерпеливым, беспокойным, когда его касается беда, и скупым, когда его касается добро» (70:19–21).

Также Аллах сказал:

وَإِنَّهُۥ لِحُبِّ ٱلۡخَيۡرِ لَشَدِيدٌ

«Воистину, он страстно любит блага» (100:8).

Западные мыслители приняли прагматизм в качестве мерила для человека, чтобы обращаться к поступку и вещи или отказываться от них. Они определили прагматизм как ключевой критерий в государственном управлении, общественных, семейных и родственных отношениях, а также в поведении индивида, используя и злоупотребляя слабостью человека к пользе.

Государственным деятелям мусульманских стран следует быть осторожными в отношении прагматического подхода к поступкам. Посредством прагматического подхода к поступкам Запад колонизирует богатства мусульман, развращает общество и защищает свои политические интересы. Нет ничего опаснее для страны, чем прагматическое мышление государственного деятеля. Такой деятель разрушает как мирскую, так и Вечную жизни, соблазняясь благами, которые предстают перед ним. Он может принимать решения, которые приводят к гневу Аллаха.

Пророк Мухаммад ﷺ предостерегает правителей, которые действуют в соответствии с концепцией пользы и вреда, следующим образом: «После меня ваши дела перейдут в руки таких людей, которые будут считать благом (пользой) то, что вы и ваша религия считаете плохим, и будут считать плохим (вредом) то, что вы и ваша религия считаете благом. Кто застанет эти плохие времена, пусть знает, что нет подчинения тому, кто ослушается Всевышнего Аллаха!» («Аль-джами ас-сагир»).

Мусульманским учёным так же следует быть осторожными с прагматизмом. Они не должны выносить хукмы, обращаясь к исламским доказательствам, исходя при этом из критериев пользы и вреда. Они должны знать, что цель их поступков, которые, по их мнению, они совершают как добрые дела, заключается не в том, чтобы добиться согласия сильных мира сего, а только в том, чтобы добиться довольства Аллаха, Господа миров, и поэтому они должны выполнять свои поступки в соответствии с хукмами Шариата. В противном случае они выступят против следующего обращения Аллаха:

وَلَا تَقُولُواْ لِمَا تَصِفُ أَلۡسِنَتُكُمُ ٱلۡكَذِبَ هَٰذَا حَلَٰلٞ وَهَٰذَا حَرَامٞ لِّتَفۡتَرُواْ عَلَى ٱللَّهِ ٱلۡكَذِبَۚ إِنَّ ٱلَّذِينَ يَفۡتَرُونَ عَلَى ٱللَّهِ ٱلۡكَذِبَ لَا يُفۡلِحُونَ

«Не изрекайте своими устами ложь, утверждая, что это — дозволено, а то — запретно, и не возводите навет на Аллаха. Воистину, не преуспеют те, которые возводят навет на Аллаха» (16:116).

Прагматизм однозначно не является мерилом в Исламе. Настоящая польза для мусульманина заключается в велениях Аллаха. Если мусульмане будут действовать в соответствии с велениями и запретами Аллаха, подъём и развитие охватят все аспекты общественной жизни, от управления до экономики. Для мусульман счастье и спокойствие заключаются лишь в достижении довольства Аллаха. Мусульманин должен обращаться к поступкам, которые Аллах охарактеризовал как «хорошее» и «благое», и держаться подальше от того, что Аллах называет «дурным» и «злым». В противном случае мирская жизнь будет полна неприятностей, несчастий и бед, а в Вечной будущей жизни неминуемо придётся столкнуться с разочарованием и мучительным наказанием.

Хакан Болат

  1. Утилитари́зм (от лат. utilis — полезный) — направление в этике (этическая теория), согласно которому моральная ценность поведения или поступка определяется его полезностью. Под полезностью поступка подразумевается интегральное удовольствие или счастье, полученное всеми затрагиваемыми сторонами за время действия последствий поступка.
  2. «Исламская личность», том 1-й, Такыюддин Набхани.
  3. До́гма — положение, принимаемое на веру за непреложную истину, неизменную при всех обстоятельствах.

 

Метки статьи