Мусульмане и термины

Сегодня у людей возникают вопросы: почему Алжир, Тунис, Марокко были названы французскими колониями? Почему среди мусульман были сотни тысяч шахидов, которые стремились освободить свои страны? Почему Ливия считается итальянской колонией? Разве Ливия не должна была привлечь к ответственности Умара аль-Мухтара за его восстание против страны-союзника? Разве невозможно либерализовать терминологию и изменить значения так, чтобы Алжир, Тунис, Марокко были связаны с Францией долгосрочной стратегией, основанной на борьбе с «терроризмом» и защите страны от любой внешней агрессии и экономической интеграции? Если бы иностранные военные базы «союзника» были построены по всей стране, то они защитили бы страну от внешней агрессии?

Сегодня компании, которые добывают нефть, золото и другие полезные ископаемые, дают возможность «союзному» государству извлекать ещё большую выгоду из ресурсов страны, обучать её армию и спецслужбы. Всё это делается с целью пресечь появление революционеров, которые не желают, чтобы данный союз продолжался. Основная проблема кроется не столько в колонизации, сколько в так называемом «союзе», который позволяет иностранному государству сохранять свою гегемонию и грабить ресурсы той или иной страны. А также данный союз позволяет пресечь внутренние недовольства и не допустить вмешательства посторонних государств.

В результате всего этого термин «колониализм» стал называться «сотрудничеством». Поэтому, если мы желаем приукрасить и пустить пыль в глаза, то мы используем такие слова, как «совместное сотрудничество» и «совместный альянс», дабы человек подумал, что речь идёт о равных партнёрах. Например, человек может подумать, что американский министр обороны является равноправным коллегой министра обороны Бахрейна, Ливии или Иордании, Федеральный банк Германии или Японии — равноправный партнёр Центрального банка Кувейта или Судана и так далее.

Следовательно, при изменении терминологии меняется и смысл, поэтому колониализм становится альянсом или сотрудничеством, злосчастное соглашение в Осло становится Худайбийским договором, соглашение Вади-эль-Араба становится Яффским мирным договором.

В прошлом учёные всегда корректировали термины, поэтому мусульмане и ввели науку «логика» после того, как её основу заложили Платон и Аристотель. Логику мусульмане использовали для конкретизации терминов, редактирования значений, дабы термины и определения не перемешивались друг с другом.

Сегодня рассмотрение идей, терминов и определений со стороны СМИ под определённым углом направлено на преподнесение того или иного поражения как победы, а политической трусости, раболепства или колониализма — как сотрудничества и альянса. Так будет продолжаться, пока взгляды и значения в сознании людей не поменяются на новые. Например, в своё время Анвар Садат пошёл на подписание мирного договора с «Израилем»; это было отходом от арабского консенсуса в данном вопросе. В результате Садат и Египет были демонизированы, а заседания ЛАГ стали проходить без их участия. Напомним, что на тот момент арабский консенсус был источником для политического курса. Одним словом, было много разговоров о предательстве Садата, о том, что он продал палестинцев, что впоследствии и стало поводом для его убийства. После убийства Садата все принялись восхвалять данное деяние, ведь был убит предатель, агент мирового сионизма. Однако когда «ООП» («Организация освобождения Палестины») посетила Осло и подписала соглашение, СМИ разделились во мнениях: одни стали называть это политикой, другие — предательством. Так СМИ взяли на себя инициативу продвигать то, что они хотят. На тот момент правящим режимам казалось, что они смогут последовать примеру крёстного отца соглашения в Осло, поэтому медиамашины начали выводить новые термины, тем самым уводя людей от их принципов. Стали слышны высказывания, что сидеть за одним столом с «Израилем» — не предательство, особенно если переговорщик хочет вернуть палестинцам их отнятые права. Да, сидеть за столом с сионистами не есть суть предательства, предательство — это пренебрежение исконными принципами и разработка новых принципов в угоду врагу. В результате всего этого в 2000 году по этому вопросу был достигнут консенсус в ЛАГ под эгидой КСА. С тех пор сидеть за столом с сионистами уже не является основанием для убийства или обвинения в измене, это стало называться термином «политика». Сегодня подписание договоров и совместные встречи с властями «Израиля» не считаются предательством или изменой, поскольку уже имеется арабский консенсус в этом вопросе. Причина, по которой Садат стал изгоем, была в том, что он в одиночку, без одобрения других решил поменять терминологию. А на сегодняшний день уже существует арабский консенсус по данному вопросу, а это значит, что ни ОАЭ, ни Бахрейн, ни даже Египет не подвергаются той критике, которой в своё время подвергся Садат.

Сегодня координация действий между Турцией, Россией и Ираном не расценивается как заговор против Шама и его революции, а просьба афганского правительства к Америке оставить её военный контингент в Афганистане не считается предательством — всё это называется «политикой». Наличие американских баз в Турции и Катаре стало относиться к координации безопасности и стратегическому сотрудничеству. Если ты пожелаешь раскритиковать данные вещи, то тебя обвинят в политической слепоте и невежестве.

Следовательно, если бы не было сговора, то не было бы согласованности по терминам и значениям, а значит:

— переговоры, нормализация отношений с врагом, довольство половинчатыми решениями расценивалось бы как предательство и измена;

— военные союзы и сотрудничество с Америкой, Россией считались бы политическим самоубийством и тем, что противоречит Шариату.

Однако стоит понимать, что фальсификация или искажение происходящего не меняет сути вещей.

Хочется отметить, что Ислам проявил особую заботу о выражениях и значениях, ведь Всевышний сказал:

يَا أَيُّهَا الَّذِينَ آمَنُوا لَا تَقُولُوا رَاعِنَا وَقُولُوا انظُرْنَا وَاسْمَعُوا ۗ وَلِلْكَافِرِينَ عَذَابٌ أَلِيمٌ

«О те, которые уверовали! Не говорите Пророку: «Заботься о нас», — а говорите: «Присматривай за нами» и слушайте. А неверующим уготованы мучительные страдания» (2:104). И это Аллах пояснил в другом аяте, подчёркивая, что неверные играют словами и выражениями, чтобы значения соответствовали их желаниям:

وَيَقُولُونَ سَمِعْنَا وَعَصَيْنَا وَاسْمَعْ غَيْرَ مُسْمَعٍ وَرَاعِنَا لَيًّا بِأَلْسِنَتِهِمْ وَطَعْنًا فِي الدِّينِ

«и говорят: «Мы слышали и ослушаемся!» и «Послушай то, что нельзя услышать!» и «Заботься о нас!» Они кривят своими языками и поносят религию» (4:46).

Ислам уделил внимание тем вещам, которые влияют на формирование мышления и вынесение решений. Мусульмане были первопроходцами в редактировании терминов, чтобы не происходило смешения значений, т.е. чтобы каждое значение отличалось от другого. Поэтому мусульмане изучали логику, чтобы в точности дать термины и определения тем или иным вещам. Они избегали использовать многозначные выражения, чтобы не возникало путаницы. В связи с этим значения терминов «муфрад» и «мураккаб» у лингвистов будут отличаться от значения этих же терминов у специалистов в области логики. А значения терминов «идрак» и «тасдик» у специалистов в области логики будут отличаться от значения этих же терминов у учёных науки усуль аль-фикх. Именно поэтому у каждой науки — свои термины и определения.

Термин «политика» в Исламе — это забота о делах людей на основе законов Шариата. Политик — это тот, кто проявляет усердие в поисках решений согласно определённой точке зрения и под определённым углом. Не является политиком тот, кто управляет делами страны посредством союзов и закулисных игр. Установление стандартов и терминов — это то, что можно назвать «красными линиями». А установление жёлтых, синих или иных линий — это не политика, а хамелеонство. Подобной игры слов мусульмане не знали ранее, и лишь во времена никчёмных правителей это стало нормой. В результате слабоумные политики, придворные учёные и разного рода прихвостни стали называть предосудительное одобряемым, одобряемое — предосудительным, предательство — политикой, а политику — предательством. Соблюдение принципов стало называться отсталостью и отсутствием знаний в политике. Задачей учёных стал поиск шариатского закона на то или иное действие правителя, дабы оправдать последнего. Если правитель подписывал унизительное соглашение, то в качестве доказательства приводились слова Всевышнего:

وَإِن جَنَحُوا لِلسَّلْمِ فَاجْنَحْ لَهَا

«Если они склоняются к миру, ты тоже склоняйся к миру» (8:61). Если же правители издают законы во имя демократии, то это приукрашивалось словами:

وَأَمْرُهُمْ شُورَى بَيْنَهُمْ

«Они в своих делах советуются между собой» (42:38). Если они заключали союзы с неверными, открывали перед ними врата наших стран, предоставляли их самолётам и ракетам наши воздушные просторы, то это оправдывалось словами Всевышнего:

أَطِيعُواْ اللَّهَ وَأَطِيعُواْ الرَّسُولَ وَأُوْلِي الأَمْرِ مِنكُمْ

«Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Посланнику и обладающим влиянием среди вас» (4:59).

Таким образом, вместо того, чтобы на каждое действие правителей выносить шариатский закон, они оправдывали этих правителей, чтобы простые люди думали, что действия правителей основаны на Коране и Сунне.

Таким людям я хочу привести слова Всевышнего:

فَوَيْلٌ لِّلَّذِينَ يَكْتُبُونَ الْكِتَابَ بِأَيْدِيهِمْ ثُمَّ يَقُولُونَ هَـذَا مِنْ عِندِ اللَّهِ لِيَشْتَرُواْ بِهِ ثَمَناً قَلِيلاً

«Горе тем, которые пишут Писание собственными руками, а затем говорят: «Это — от Аллаха», — чтобы купить за это ничтожную цену» (2:79).

О если бы это были взгляды сионистов, которым свойственна такая ментальность! Но как этого могут придерживаться учёные, которые заявляют о своей приверженности Корану? Эти учёные стали заявлять, что такова истина от Всевышнего, и стали приводить доказательства, которые относятся к другим вещам. Этим они пожелали продать свою религию за ничтожную цену.

Мы просим Аллаха защитить нас от заблуждения, мы просим Его оказать нам поддержку и помощь, ведь Он над всякой вещью мощен!

Специально для Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир

Халид аль-Ашкар (Абу аль-Мутазз Биллях)

12 Шабана 1442 г.х.

25.03.2021 г.