Опасность колониальных военных баз в мусульманских странах

«Стены крепости состоят из мужчин, а не камней». Это цитата древнегреческого философа Платона. То есть в защите своей цивилизации надеяться надо не только на высокие стены, но и на армии, которые выступят за пределы города, дойдут до стана врага, или хотя бы подберутся ближе к нему, либо дойдут до земель своих союзников, чтобы укрепиться там и чтобы враг даже и не думал напасть на них. Возможно, именно эта идея стала той основой, на которой стратеги и военные разработали концепцию военных баз. Эта концепция не нова, поскольку её использовала ещё Римская империя. Британский историк Арнольд Тойнби утверждал, что создание военных баз было основной методологией, которая позволила Риму навязать своё политическое влияние в мире. Рим предлагал союзникам внести свой вклад в обеспечение их защиты в обмен на предоставление укреплённых районов для строительства римских военных баз.

В современную эпоху, особенно во времена «Холодной войны», военные базы распространились беспрецедентным образом, поскольку стороны конфликта желали достижения военных и стратегических целей. Исследователь Морган Баглия говорит, что крупные державы используют военные базы для достижения трёх основных целей:

1) Занятие важных стратегических пунктов для защиты своих интересов.

2) Обеспечение безопасности союзников.

3) Контроль территорий противников.

Можно добавить сюда четвёртую цель — распространение идей, таких как свобода, демократия и т.д. Также посредством военных баз крупные державы преследуют достижение своих коммерческих интересов и установление контроля над стратегическими объектами и тому подобное.

В последние три десятилетия идея военных баз получила широкое распространение. В 1990 году Дик Чейни, который был министром обороны при Буше-старшем, выдвинул новую доктрину, призванную обеспечить гегемонию Соединённых Штатов над миром в XXI веке. Эта стратегия была разработана и стала известна как проект «Новый американский век». Он предусматривает создание американских военных баз в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. И это то, что мы наблюдаем сегодня.

Что касается России, то её президент Путин после прихода к власти поставил перед собой задачу и определил стратегическую цель — восстановить славу Советского Союза. Он начал строительство военных баз в стратегических районах Евразии, в том числе — на побережье Чёрного моря. Он усилил присутствие российских сил в Восточной Европе и в восточном Средиземноморье в Сирии через военные базы в Тартусе и Хмеймиме. В настоящее время российские силы присутствуют также в Ливии на военной базе в Сирте, и Путин планирует и дальше строить там российские базы. Недавно президент РФ подписал соглашение с правительством Судана о строительстве базы на побережье Красного моря.

Несколько лет назад, 23.11.2018, прокатилась новость о том, что президент Судана аль-Башир во время встречи с президентом России Владимиром Путиным в Сочи предложил создать российскую базу на побережье Красного моря. После свержения аль-Башира новая суданская власть подтвердила приверженность Хартума политическим, экономическим и военным соглашениям с Россией.

В мае 2019 года было активировано соглашение о заходе военных кораблей в порты двух стран.

В октябре 2019 года Путин заявил на встрече с председателем Суверенного совета Абдель Фаттахом аль-Бурханом на полях российско-африканского саммита в Сочи о том, что Россия поможет Судану в нормализации внутриполитической ситуации.

Точно так же между премьер-министром Судана Абдуллахом Хамдоком и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым на полях 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке состоялась встреча, в ходе которой стороны подтвердили приверженность тому же курсу.

Недавно российское правительство сообщило, что были достигнуты предварительные договорённости с Суданом о строительстве военно-морской базы для российского флота в Порт-Судане. Премьер-министр России Михаил Мишустин объявил, что правительство одобрило соглашение 06.11.2020. Таким образом, Россия смогла найти для себя точку опоры на африканском континенте, чего добивалась с прошлого века. В 1960-х годах первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв не смог получить клочок египетской земли для создания военной базы, несмотря на хорошие отношения с президентом Гамалем Абдель Насером. Ранее Россия потерпела неудачу во всех своих попытках получить такую землю в Африке. Как известно, Ангола, Демократическая Республика Конго и Алжир отказались позволить создать российскую базу на своих землях. Россия предпринимала такие попытки и в Ливии во время правления Каддафи, но он так же отказал ей в этой просьбе.

И теперь переходное правительство Судана довело до логического завершения усилия бывшего президента Умара аль-Башира и предоставило русским плацдарм в самом важном городе Судана, Порт-Судане. Бывший начальник Главного штаба ВМФ РФ адмирал в отставке Виктор Кравченко в комментарии «Интерфаксу» заявил: «За счёт создания военно-морской базы в Судане Россия усилит присутствие в Африке и расширит оперативные возможности флота». Далее он отметил: «Фактически, у России появится база в Красном море. Это напряжённый регион. Российское военно-морское присутствие там необходимо». Затем он добавил, что логистический центр в Судане важен, дополнив, что в перспективе пункт материально-технического обеспечения в Судане может стать полноценной военно-морской базой.

Согласно тексту соглашения, опубликованному на сайте «Al-Araby Al-Jadeed», эти договорённости будут действовать 25 лет и могут автоматически продлеваться на последующие 10-летние периоды, «если ни одна из сторон не менее чем за один год до истечения очередного периода не уведомит в письменной форме по дипломатическим каналам другую сторону о своём намерении прекратить его действие». Также соглашением предусмотрено, что на базе одновременно могут находиться до 4 боевых единиц ВМФ России, включая военные корабли с ядерной энергетической установкой. Численность персонала пункта материально-технического обеспечения не должна превышать 300 человек, но эта цифра может меняться в случае заключения дополнительного соглашения. В соглашении указывается, что открытие базы ВМФ России отвечает целям поддержания мира и стабильности в регионе и носит оборонительный характер, а российские солдаты и их семьи будут пользоваться дипломатической неприкосновенностью в соответствии с Венской конвенцией о дипломатических сношениях. В соглашении не оговаривались финансовые условия аренды наземных и морских территорий, но оговаривалось, что Россия безвозмездно предоставит Судану вооружение и военную технику для организации противовоздушной обороны российской базы. По соглашению Россия может получить прилегающие участки земли, определённые дополнительными протоколами. Таким образом, очевидно, что этот российский пункт материально-технического обеспечения в Судане может перерасти в полноценную военную базу, как это произошло с российской военной базой в Тартусе, Сирия.

Некоторые называют военные базы «мягким колониализмом». И на самом деле размещение военных баз является разновидностью колониализма. Мы видим, как американские военные базы контролируют Ирак и страны Персидского залива, а французские военные базы — Западную Африку: Кот-д’Ивуар, Мали, Чад и других. Военные базы позволяют разжигать войны, организовывать военные перевороты и полностью контролировать многие страны.

Зная всё это, как могут правители Судана приглашать колонизатора в свою страну при том, что страна избавилась от колонизатора лишь 60 лет назад?! И вправду: кто ищет величие не в Исламе, тот будет унижен…

Хасбуллах ан-Нур

8 Джумада аль-уля 1442 г.х.

23.12.2020 г.