Антирасистские настроения ведут к искоренению секуляризма

Социальная сеть «Facebook» начинает прогибаться под давлением, которое появилось из-за бойкота рекламодателей. Речь идёт о записях и комментариях, которые «Facebook» не удаляет из-за того, что они имеют интерес для читающей публики.

Группой людей, защищающих права гражданского населения США после убийства во время задержания Джорджа Флойда в мае этого года, была создана инициатива «Остановить ненависть ради прибыли» (Stop Hate for Profit). Организаторы этой инициативы заявили, что «Facebook» позволяет распространяться «расистскому, насильственному и ложному контенту на своей платформе». Эта проблема получила огласку благодаря внутреннему протесту сотрудников социальной сети и после того, как «Facebook» отказался принять какие-либо меры в отношении публикаций президента США Дональда Трампа, в которых он поощрял насилие против активистов интернационального движения «Жизни чёрных важны» (Black Lives Matter). Один из таких протестующих сотрудников написал: «Ненавистная риторика, поддерживающая насилие над чёрными демонстрантами со стороны президента США, не даёт оснований для его защиты под видом свободы самовыражения».

Президент интернационального движения «Жизни чёрных важны» (Black Lives Matter) Хоук Ньюсом сказал в интервью телеканалу «Фокс Ньюс» (Fox News), что государство начало предпринимать действия против полицейских, обвиняемых в убийстве чернокожих граждан, только тогда, когда в ходе протестов уничтожалось чьё-то имущество.

Такое действие, как целенаправленное нанесение финансового ущерба тем, кто находится у власти, всё чаще рассматривается как единственный эффективный способ добиться изменений в демократических странах.

Британская телерадиовещательная организация «Би-би-си» опубликовала видеостатью под названием «Прекратите использовать нашу боль для привлечения чернокожих клиентов», в которой говорилось, как корпорации спешат подстроиться под изменения в обществе; многие пересматривают свою кадровую политику и политику личностного равенства.

Ведущие СМИ продолжали акцентировать внимание на насилии, связанном с акциями протеста «Жизни чёрных важны», и в то же время рассказывали истории о случаях расовой дискриминации. Знаменитости и крупные компании выстроились в очереди, чтобы снять с себя ответственность за своё равнодушие к расизму в прошлом, отказаться от своих привилегий или просто громко заявить о своей поддержке движения против расизма. Многие обозреватели скептически относятся к искренности такого рода солидарности.

В капиталистических странах такие антирасистские движения всегда будут изменять что-то лишь поверхностно, символически, игнорируя истинные триггеры расизма.

Стоит признать, что решение проблемы структурного и институционального расизма приводит к мыслям, которые ставят под вопрос как основы этой идеологии, так и саму идеологию.

Расизм был создан белой элитой, которая была движима капиталистической алчностью, дабы оправдать работорговлю и колонизацию Африки и Азии.

Капитализм требует наличия как имущих, так и неимущих. За рубежом неимущие могут быть эксплуатируемы. Они могут быть в эксплуатации даже у себя дома, если только националистические настроения не вызовут временное чувство справедливости и единства. Однако не нужно много времени, чтобы это временное чувство единства было развеяно, так как оно базируется на непостоянной, временной основе, как и раса, племя и национальность.

Ставить под сомнение расистские общества как явление — значит подвергать сомнению легитимность их экономической основы. Как ни странно, но эксплуатация меньшинства сегодня является таким же обыденным явлением, как и раньше. Фактически, сама демократия вызывает много вопросов к себе, поскольку она обещает большинству получить то, что оно хочет, за счёт тех, кто слабее.

Белое население Америки было бы радо стать богаче, вернув практику «красной черты»*, которая осуществлялась в период с 1930-х по 1970-е годы. По их мнению, белые люди могли бы свободно эксплуатировать темнокожее население так же, как владельцы плантаций эксплуатировали рабов. Вопрос о расовой дискриминации — это вопрос о том, можем ли мы получать выгоду так, как нам угодно, и эксплуатировать людей на основе относительной власти одних над другими. Это ставит под сомнение действия капиталистических корпораций, которые эксплуатируют рабочую силу в странах, правительства которых являются агентами западных государств.

Если доминирование одного над другим и эксплуатация человека из-за его места рождения, расы или цвета кожи неправильно в одной конкретной ситуации, то это должно быть неправильным и во всех других ситуациях. Если капиталистическая экономика основана на эксплуатации людей, то очевидно, что эта система базируется на заведомо неверной основе. Если демократия одобряет такое неравенство и эксплуатацию, нужна ли вообще такая демократия человечеству?

Постановка такого вопроса приводит к двум мыслям: ставить под сомнение легитимность такого рода «свободы» и эксплуатации людей, или же не обращать на это внимания, чтобы не подвергать себя дискомфорту и сосредоточиться на получении прибыли и эксплуатации других людей ради выгоды. Последняя мысль, конечно, транслируется в СМИ и поддерживается богатой элитой, которая готова сохранить свои привилегии любой ценой.

Без объективной оценки того, что правильно, а что нет, того, чем можно владеть, а чем нет, как относиться к другим людям и т.д., такие протесты не решат проблему угнетения меньшинств; угнетения, которое, по сути, само по себе исходит от человека, который ставит себя выше других.

Ислам спас человечество от гнёта придуманных человеком несправедливых законов. Когда будет построено государство на основе Ислама, исчезнут всевозможные формы расизма и способы эксплуатации людей.

Написано для Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир

Яхья Нисбет

Информационный представитель Хизб ут-Тахрир в Британии

 

*Районы, где жили меньшинства, считались рискованными инвестициями, и чернокожим клиентам регулярно отказывали в ипотеке, закрывая для них рынок недвижимости. Это стало называться практикой «красной черты», так как красными чернилами помечались районы, где проживали меньшинства.