Варварское и систематическое уничтожение наследия Уммы

Когда мы берём в руки труды учёных Уммы в различных религиозных и светских областях, нас поражает многочисленность этих трудов при том, что в руках у нас — всего лишь известные труды, а сколько их, неизвестных? Во много раз больше!

Напрашивается вопрос:

Куда делись все эти книги? Где затерялось это огромное интеллектуальное наследие Исламской Уммы?

Где то, о чём мы читаем в «Путешествии» Ибн Джубайра, в «Отраде страстно желающего пересечь мир» аль-Идриси, в «Алфавитном перечне стран» Йакута аль-Хамави, в летописи «Начало и Конец» Ибн Касира или в «Полном своде всеобщей истории» Ибн аль-Асира и в других?

В этих трудах мы встречаем удивительные описания мусульманских городов от Китая до Андалузии, поражающих своим планированием, архитектурой, замками, крепостями, мечетями, улицами, банями и домами.

Авторы этих трудов воочию видели или передали от очевидцев существовавший ощутимый факт, а не мечты и грёзы. Поражаясь описаниям, нам не верится, что всё это — дело рук человека, а кажется, что это возведено джиннами нашего господина Сулеймана, мир ему!

Мы вновь спрашиваем:

Куда подевались все эти города, от которых мы едва видим всего лишь остатки руин, несоизмеримых с тем, о чём мы читаем? Куда исчезли все эти книги и стёрлись города?

Быть может, ответ лежит в самой истории. Их постигли два разрушения:

Первое из них — варварское разрушение, которое происходило в истории, внешнее и внутреннее уничтожение. Извне всё это уничтожали монголо-татары, крестоносцы и прочие. Изнутри, например, было движение Альмохадов в Андалузии, которые сожгли все книги, противоречащие их взглядам. Возможно, и на Востоке появлялись подобные им движения, совершая то же самое.

Говоря же о втором, систематическом уничтожении, следует отметить, что это произошло во время западного колониализма, который использовал уничтожение исламских городов и богатств для того, чтобы разорвать связь мусульман со своей глубокой исламской историей.

И вновь возникает вопрос:

С Германией в своё время произошло точно так же, как это произошло с мусульманами: Германия была разрушена. Америка, Россия и остальная Европа украли все её технологические достижения, даже учёных, однако Германия возродилась вновь. Почему у Германии вышло, а у мусульман — нет?

Возможно, ответ кроется в словах основателя и первого амира Хизб ут-Тахрир Такыюддина Набхани в предисловии книги «Экономическая система Ислама»:

«Мысли являются самым большим достоянием в жизни, которое может приобрести каждый народ, движущийся по пути развития. Если же народ издревле обладал озаряющей мыслью, то она так же была бы самым большим достоянием, которое унаследовано им от своих предков.

Достижение материальных богатств, научных открытий, технологических достижений и тому подобного, а также их сохранение от исчезновения зависит от мыслей. Поэтому мысли находятся на более высоком уровне относительно остальных человеческих достижений.

Если народ, сохраняющий свои идейные достояния, лишится материальных благ, он очень скоро сможет их вновь приобрести. Но народ, который утратил идейные достояния, даже при изобилии материального достояния начнёт стремительно беднеть и лишится всего богатства. Если народ не потерял своего метода мышления, то он может реанимировать остановившийся процесс своего научного развития. Однако если народ потеряет свой метод результативного мышления, то скоро погрузится в отсталость и утратит все свои достижения. По этой причине, в первую очередь, необходимо сохранять идейные ценности. Приобретение материальных благ и достижение научных открытий и технологического развития происходит на основе этих мыслей и согласно методу результативного мышления».

Иначе говоря, в тот момент, когда Умму постигло разрушение её наследия, она была в наихудшем положении — в идейном упадке, во главе которого стоит закрытие дверей иджтихада при том, что другие народы не смогли и не смогут предложить решений набегающим проблемам. В итоге Умма не смогла возродиться вновь. Германия же сберегла свой продуктивный метод мышления в условиях, когда существовала нужда в наличии Германии, влиятельной на весь мир, или, как минимум, на Европу.

Поэтому каждый, кто стремится к возрождению Уммы, должен, в первую очередь, обратить внимание на продуктивные идеи, т.к. народы возрождаются благодаря идеям, основанным на их взгляде на жизнь.

Муавия Абдульваххаб

13.11.2019