Турне Эрдогана по Африке и служение интересам Америки

Турне Эрдогана по АфрикеТурне Эрдогана по Африке и служение интересам Америки

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган совершил турне по странам Африки 24–27 декабря 2017 года, в рамки которого вошли три страны: Судан, Тунис и Чад. В ходе визитов было подписано много экономических и торговых соглашений.

За последние три года Эрдоган совершил более 20 визитов на африканский континент в попытках утвердить присутствие Турции в Африке, внедрить американское влияние на Чёрном континенте, вытеснив европейское, и конкурировать с другими региональными силами за кусок африканского пирога.

Пожалуй, одной из самых важных целей тура Эрдогана является конкуренция с Объединёнными Арабскими Эмиратами (ОАЭ), желающими утвердить влияние в Африке по указке Великобритании. Эрдоган пытается ввести Турцию в международную экономическую гонку за вхождение на «голодный» на товары и услуги африканский рынок, а впоследствии перевести это экономическое вхождение в политическое влияние.

Подписание соглашений о военно-экономическом сотрудничестве с Суданом (в частности — соглашение о реставрационных работах и восстановление инфраструктуры на острове Суакин) является частью стратегической битвы за порты с конкурирующими странами, обосновавшимися на африканских побережье. Особенно это касается ОАЭ, которые имеют несколько портов в Ливии, Сомали и Йемене.

Турция использует свою растущую экономическую мощь для вступления в эту бешеную гонку за рынки африканского континента и за политическое влияние, как это делали региональные державы в прошлом, такие как Китай, Япония, сионистское образование «Израиль», ОАЭ, а также многие другие крупные колониальные державы.

Например, в своём нынешнем визите в Судан Эрдогана сопровождала делегация, состоящая из 150 турецких бизнесменов. По окончании переговоров было подписано 12 соглашений о сотрудничестве в области культуры, экономики, финансов и транспорта; достигнуто решение добиваться резкого увеличения двустороннего торгового оборота до 10 миллиардов долларов, в настоящее время составляющего 500 миллионов долларов в год.

Экспорт Турции в три страны, которые посетил Эрдоган в ходе турне, увеличился до 6,2 миллиарда долларов США, а торговля с ними за последние годы увеличилась на 29 процентов.

Тунис входит в тройку стран по объёму экспорта Турции за тот же период, который составил 4,3 миллиарда долларов, затем идёт Судан — 1,7 миллиарда долларов, и, наконец, Чад — около 78 миллионов долларов.

Экономические и коммерческие цели таких визитов и соглашений, несомненно, являются частью колониальной политики в Африке, в которой региональные и местные государства, такие как Турция и ОАЭ, являются дешёвыми инструментами по расширению политического влияния сверхдержав.

Эрдоган играет активную роль в поддержке марионеточных режимов Америки, таких как режим аль-Башира в Судане, разрушенного гражданскими войнами и разделённого иностранными заговорами. Это шаткое государство нуждается в Америке, которая будет поддерживать и защищать его режим от падения. Лучший способ поддержать его — это связать крепкими связями с государством, служащим интересам США, таким как, например, Турция.

Америке необходимо ввести в Тунис новое влияние, чтобы конкурировать там с Британией и Францией за основные политические силы Туниса. Эрдоган находит наиболее эффективные средства для введения американского влияния через щедрые экономические предложения Тунису, чего не хватает Великобритании и Франции.

В Чаде Америка пытается конкурировать со старым французским влиянием через сильное экономическое проникновение Турции. Французские колонизаторы скупятся предложить Чаду подобное, как и не предоставляют возможности чадскому государству воспользоваться своими ресурсами. Соединённые Штаты узрели в Турции достойного представителя на роль соперника французскому влиянию в Чаде.

Политика администрации Трампа стала более зависимой от агентов, чтобы утвердить своё влияние в странах международного конфликта, таких как Тунис и Чад, которые посетил Эрдоган в ходе своей недавней поездки. По всей видимости, дипломатия привлечения других для обслуживания американских интересов стала менее дорогостоящей и более успешной для администрации США.

Эрдоган с его политическими амбициями и желанием остаться у власти надолго стал выполнять роль «шафера» политики Соединённых Штатов, особенно после успеха в устранении своих противников из рядов военных и судебного персонала, лояльных Англии, под предлогом ликвидации последствий так называемого «переворота Фатхуллаха Гулена». Поэтому Эрдоган считается одним из самых сильных агентов в регионе, которым Америка доверяет.

По сравнению с Сиси и королём Сальманом Эрдоган является более приемлемой на региональном уровне фигурой, у которого имеется харизма для успешной дезинформации, что отсутствует у других правителей-агентов. Поэтому привлечение Америкой именно Эрдогана в международное соперничество вполне понятно.

Однако недавние позиции Эрдогана, особенно те из них, которые касались Сирии (оставление сирийской революции и переход на сторону тирана) и Палестины (выкидывание на ветер пустых лозунгов), разоблачат его в массах и лишат его ложной искусственной популярности. И тогда общественность поймёт, что перед ними — очередной правитель-шут, который вместо решения проблем Уммы занимается пустословием и является частью американского колониального проекта в регионе.

Ахмад аль-Хатвани
03.01.2018