Стратегия администрации Трампа в отношении Ирана и ядерного соглашения

в неуважении к духу сделкиГазета «Ар-Рая»: стратегия администрации Трампа в отношении Ирана и ядерного соглашения

Президент США Дональд Трамп заявил в пятницу 13.10.2017, что Иран не соблюдает соглашение по ядерной программе, и пригрозил отменить сделку в любое время, обвинив Иран «в неуважении к духу сделки» и продолжении своей деятельности по разработке ядерного оружия. Чтобы исправить «многие глубокие слабости в соглашении», Трамп намерен обратиться к Конгрессу, а это означает, что решение о наложении санкций на Иран находится в руках Конгресса, а не Трампа. Однако Трамп пригрозил: «В случае, если не удастся прийти к консенсусу с Конгрессом и союзниками, ядерная сделка с Ираном будет отменена, это сейчас рассматривается, и я, как президент, могу отменить наше участие (в сделке) в любой момент».

Из речи Трампа следует выделить следующие важные моменты:

— «В 1979 году подручные иранского режима в нарушение норм международного права захватили посольство США в Тегеране и в течение 444-х напряжённых дней удерживали более шестидесяти американских заложников. Террористическая группировка «Хизбалла», за которой стоит Иран, дважды взрывала наше посольство в Ливане — в 1983 году и в 1984. Во время другого, поддержанного Ираном террористического акта, — взрыва казарм миротворцев в Бейруте в 1983 году — погиб 241 американский военнослужащий.

В 1996 году в Саудовской Аравии (иранский) режим руководил другим взрывом американских военных объектов, хладнокровно убив 19 американцев». Кроме этого, Трамп упомянул о роли Ирана в Ираке, Саудовской Аравии и Афганистане, а также о том, что он оказывает поддержку «экстремистским» и «террористическим» организациям и разрабатывает оружие и ракеты, не говоря уже о репрессиях против собственного народа. Это наиболее важные моменты из его речи. Теперь мы можем вспомнить наиболее важные пункты ядерного соглашения:

— Иран отказывается устанавливать новые центрифуги для обогащения урана и использовать тысячи уже установленных.

— Запасы ядерного топлива Ирана в течение шести месяцев не будут превышать пределов их нынешнего уровня, а это означает, что у Ирана есть два варианта: либо прекратить обогащение урана, либо преобразовывать его в металлические пластины.

— Иран должен прекратить производство урана, обогащённого на 20%, являющегося одним из видов топлива, которое можно легко превратить в высокообогащённый уран и использовать в производстве ядерных бомб.

— Запасы ядерного топлива, обогащённого на 20%, должны быть преобразованы Ираном в металл или смешаны с природным ураном для снижения его чистоты при том, что вес ядерного топлива должен составлять менее 450 фунтов.

— Иран должен прекратить строительство топливных стержней и других компонентов в Араке на объекте по производству плутония.

— Иранские ядерные объекты должны подвергаться беспрецедентному наблюдению и ежедневным посещениям международных инспекторов, которые к тому же будут вести удалённое видеонаблюдение.

— В течение шести месяцев после подписания временного соглашения Иран получит 7 миллиардов долларов в виде экономического стимула.

Очевидно, что эти пункты — унизительные и предательские, а само ядерное соглашение идёт на пользу только Западу и иудеям. Однако что побудило Америку заключить это соглашение? И что изменилось сейчас? Что заставило руководство Трампа потребовать изменения условий соглашения и угрожать его отменой?

Ответ на первый вопрос кроется в том, что обстоятельства, возникшие в регионе впоследствии внезапной «Арабской весны», усугубили положение Запада в целом и Америки — в частности. У Америки на то время не было множества карт, которыми можно было бы играть, поскольку она уже погрязла в Ираке и Афганистане и испытывала финансовые и экономические сложности. Наряду с этим, был заметен постепенный подъём региональных держав во многих жизненно важных местах на планете. Наибольшую опасность для Запада представляла собой революция Шама, в которой были слышны исламские лозунги и видны исламские знамёна наряду с упоминанием Халифата, поскольку Запад знает величие и силу Халифата и стремление Уммы к нему. Кто же мог противостоять Умме и её проектам? Этот вопрос зародился на фоне политического и финансового кризиса в США. К тому же, стоит учитывать тогдашнее бессилие Египта, который играл ключевую роль для Америки до того момента, пока «Арабская весна» не нанесла по нему ощутимый удар, заняв его внутренними проблемами. Также следует упомянуть тогдашнюю неспособность Эрдогана доминировать в регионе. Его возможности и движения были ограниченны даже в границах своей страны, не говоря уже о действиях за рубежом, поскольку имелись противостоящие ему силы и подчиняющиеся противникам Америки агенты, которые не собирались помогать США и путали американские планы. Среди них можно выделить Саудовскую Аравию во времена правления Абдуллаха Аль Сауда и Персидский залив в целом. Так США столкнулись со сложной ситуацией — затруднительное политическое, военное и финансовое положение Америки и бессилие её агентов наряду с противодействием других сил. Не осталось в ближневосточном регионе никого, кроме иранского режима, из числа тех, кто враждебно настроен к идеологическому проекту Уммы. Америка использовала его как в Ираке, так и в Афганистане, где он сыграл очень важную предательскую роль. Если бы не роль Ирана, то Америка утонула бы в грязи, как это признал Рафсанджани, бывший президент Ирана. Тогда Иран был скован международными ограничениями, классифицировался как «ось зла» и был изолирован от всего мира. Существовали такие американские и западные законы, которые запрещали взаимодействовать с Ираном и инвестировать в его экономику. Эти ограничения не позволяли Ирану действовать свободно, использовать свои возможности и выполнять отведённые ему роли. Когда у Америки не осталось никого, появилась острая нужда освободить руки Ирана и снять с него парализующие оковы, которые не позволяли ему выполнять поставленные задачи. Отсюда становится ясным, почему администрация Обамы настаивала на заключении соглашения с Ираном, несмотря на возражение республиканцев из-за партийных мотивов, а не политической стратегии, и несмотря на возражение еврейского образования относительно военной роли Ирана в регионе и позицию Нетаньяху по этому вопросу. Однако потребность Америки в роли Ирана была велика, несмотря на то, что она была унизительной для самого Ирана. Таким образом, с Ирана были сняты ограничения, которые удерживали его, особенно те экономические и финансовые ограничения, которые препятствовали выполнению Ираном своей роли, требующей огромного потенциала. Поэтому это соглашение работало и должно было работать в настоящее время на сохранение интересов Америки в регионе и на противостояние Исламской Умме и тем, кто путает американские планы. И эту роль мог выполнить только Иран, если с него будут сняты ограничения.

Обама считал эту ядерную сделку одним из своих величайших достижений в течение своего срока. Это было верно в тот период, но что изменилось теперь?

В регионе произошли заметные изменения, во многом из-за неудач «Арабской весны», а также увеличилось количество американских марионеток. Эрдоган стал сильным после неудачной попытки военного переворота и благодаря действиям, которые он предпринял против своих противников. Саудовская Аравия перешла в услужение Америке с приходом к власти короля Сальмана. В свою очередь, Египет восстановился и начал возвращаться к своей старой роли. Нет сомнений в том, что каждому из них нужна реальная, видимая и сильная роль перед своим народом, чтобы выполнить свой долг, особенно после того, как Америка осознала слабость иранских возможностей в подавлении революции Шама и была вынуждена использовать российскую карту, несмотря на то, что Иран использовал все свои возможности, поддерживая своих марионеток и вооружая различные сектантские ополчения. Несмотря на всё это, Иран не смог покончить с революцией Шама, не говоря уже о том, что Умма стала презирать его роль, и он никогда не добьётся успеха, особенно после его действий в Ираке, Афганистане и Сирии. Однако это не означает отказ американцев от иранской роли после восстановления своих сил и увеличения количества своих марионеток. Роль Ирана имеет для США стратегическое значение, но меняющиеся обстоятельства вынуждают Америку пересмотреть условия соглашения и ограничить их, чтобы расширить роли Турции, Египта и Саудовской Аравии, а также выделить эти страны и их услуги для Америки в регионе, используя их возможности. Всё это делается для того, чтобы выпустить в тело Уммы «отравленные стрелы» Турции, использовать грязные политические деньги Саудовской Аравии и политическую роль Египта в регионе. Эти изменения требуют пересмотра условий соглашения с Ираном. Вопрос не заключается в личных амбициях администрации Трампа, поскольку Америка является государством, регулируемым институтами, а не отдельными лицами, которые могут выступать против глубоких стратегий своей страны. Если бы Обама был у власти, он сделал бы то же самое, что сейчас делает Трамп.

В американской политике появились новые планы, что совпало с правлением Трампа. США заставляют весь мир платить за американскую защиту. Трамп нагло потребовал, чтобы различные страны платили за то, что Америка защищает их от угроз. Требование Трампа было направлено к Японии, Корее, Атлантической Европе и богатым странам Персидского залива. Это — самая лёгкая добыча, что, в свою очередь, требует демонизации Ирана и демонстрации его угрозы всему Персидскому заливу, чтобы эти страны платили Америке деньги в обмен на защиту и заключали с ней бесчисленные оружейные сделки.

И последнее: курс Америки в отношении Ирана понимается не из публикаций Трампа в «Twitter» и не из его громких высказываний и выступлений, а из фактической политики, которая лежит вдали от озвучиваемой лжи, дезинформации и пустых угроз с обеих сторон. Отношения между Америкой и Ираном — это стратегическое партнёрство во всех смыслах этого слова. Это не результат нынешних событий. Их сотрудничество продолжается со времён «исламской революции» в Иране. Потребность Америки в Иране выше потребности в иудейском образовании, которое даже является бременем для США. Что касается Ирана, его роли и статуса, то Америка осознаёт это с давних пор, поскольку является одной из первых стран, участвующих в международной борьбе за регион. Иран представляет собой реальный стратегический интерес для Америки, но отведённая ему роль бывает расширенной и ограниченной, сильной и слабой — в зависимости от политических обстоятельств, регионального положения и возможностей, а не от изменения стратегии.

Хасан Хамдан
28 Мухаррама 1439 г.х.
18.10.2017 г.