Преступления против народа Кашмира

преступления против народа КашмираГазета «Ар-Рая»: Пакистан должен остановить преступления против народа Кашмира

Накануне «Дня независимости Пакистана» происходящее в Кашмире насилие угрожает невиданным ранее во время нахождения у власти Нарендры Моди ухудшением отношений между Индией и Пакистаном. Пресс-секретарь МИД Пакистана Нафис Закария заявил журналистам на еженедельной пресс-конференции: «Индийская политика убивать невинных людей в Кашмире является частью стратегии по уничтожению духа кашмирцев через демографические изменения в Джамму и Кашмире и через превращение мусульманской части населения в меньшинство в стране, где мусульмане являются подавляющим большинством». Насилие в Кашмире не является чем-то новым, как и слабая позиция МИД Пакистана. Фактически, начиная с 1947 года, сменяющие друг друга пакистанские правительства терпели неудачу в освобождении кашмирского народа от тиранического индуистского правления.

От поддержки референдумов со стороны ООН до интернационализации кашмирской проблемы жители Кашмира не нашли никакого утешения в позиции Пакистана, выражающего им на словах свою поддержку. Причиной провала решения кашмирской проблемы является колебание между несколькими предложенными вариантами. И хотя так дела обстоят в действительности, однако это не является основной причиной. Существует три предложенных варианта решения кашмирской проблемы, как об этом написал Стивен Филип Коэн в своей книге «Shooting for a Century: The India-Pakistan Conundrum»: окончательное разделение, «мягкие границы» и возвращение к разделительной линии контроля между двумя странами.

«Окончательное разделение» означает укрепление Линии контроля между Индией и Пакистаном и создание постоянной границы, которая официально разделит Кашмир на Азад Кашмир (относящейся к Пакистану), и на оккупированный Кашмир — Джамму и Кашмир (относящиеся к Индии). «Мягкие границы» говорят о превращении Линии контроля в «мягкую» границу между двумя странами, позволяющую свободное перемещение товаров и населения Кашмира. «Возвращение к разделительной линии» представляет собой комбинацию двух вышеупомянутых решений, цель которых — дать Кашмиру некоторые аспекты независимости, но оставляя для Пакистана и Индии управление политической и экономической жизнью, а также внешними делами Кашмира.

Однако основная причина затягивания кашмирской проблемы не заключается в различии предложенных решений. Если оставить в стороне иностранное вмешательство и внутренние проблемы Индии и Пакистана, то основная причина кроется в нежелании Пакистана использовать свою военную мощь для освобождения Кашмира от индуистского контроля.

В битве при Каргиле в 1999 году Пакистан в последний раз использовал свою военную мощь против Индии, чтобы заложить основы для полной победы против индусов и тем самым освободить народ Кашмира. Но из-за подчинения директивам Америки результаты победы оказались ничтожны. Вашингтон начал использовать вмешательство Пакистана в Каргил, чтобы побудить избирателей в Индии голосовать за проамериканскую партию «Бхаратия джаната парти» в противовес пробританской партии «Индийский национальный конгресс».

Победа «Бхаратия джаната парти» на выборах оказалась переломным в американо-индийских двухсторонних отношениях и ознаменовала новую эру стратегического сотрудничества. Этот период также совпал с резким падением в отношениях между Пакистаном и США. С 11 сентября 2001 года Америка отвела Пакистану некую роль на индийском субконтиненте, чтобы тот сдерживал вооружённые группировки и защищал территориальную целостность Индии, выступая в качестве постоянной буферной зоны от вооружённых нападений.

Повторная регулировка внешней политики Пакистана под опекой США была огромным гарантом для Индии. Америка заверила индуистскую элиту, что неразрешимая кашмирская проблема останется замороженной и что это предотвратит отделение других сепаратистских регионов от Индии. Поэтому решение кашмирской проблемы не продвинулось ни на шаг за последние 17 лет.

Но Вашингтон и Дели не смогли подавить стремление кашмирского народа освободиться от индуистского правления. Тогда стало ясно, что Индия не сможет противостоять Китаю, как полагают американские стратеги, если спор Кашмира не будет окончательно урегулирован. В этом отношении роль Пакистана, выражающаяся в поддержке народа Кашмира, контрастирует с попытками его правительства по тайным дипломатическим каналам найти решение, приемлемое для Индии и Америки. Причастность Пакистана к тайной помощи, с одной стороны, и подстрекательство Америки и индуистской элиты, с другой, являются основной причиной продолжающихся страданий Кашмира.

Единственный путь освобождения народа Кашмира заключается в военном вмешательстве Пакистана в Индию и присоединении Кашмира.

Когда Индия была вилаятом Османского Халифата, могольский губернатор Аурангзеб боролся с индуистскими мятежниками в течение двадцати пяти лет и сохранял мир и стабильность в регионе между мусульманами, индусами и другими людьми различных вероисповеданий. Если Аурангзеб смог достичь таких успехов, когда индуистское население было намного больше, чем мусульманское, представьте, чего мусульмане Пакистана и Индии могли бы достичь сегодня, если бы они объединили свои силы и работали над созданием Праведного Халифата по методу пророчества.

Абдул Маджид Бахати, Пакистан
24 Зуль-каъда 1438 г.х.
16.08.2017 г.