Встреча в верхах глав США и Китая

встреча в верхах глав США и Китая«Ар-Рая»: встреча в верхах глав США и Китая. Обмен посланиями «между строк»

Ракеты и торговля стали самыми горячими темами в переговорах лидеров двух государств — США и Китая — Дональда Трампа и Си Цзиньпина, состоявшихся во Флориде 6–7 апреля, до которых было много громких заявлений в адрес друг друга и после которых мир затаился в ожидании того, что же будет дальше.

До своего избрания, три года назад, Трамп называл Китай «главным врагом Америки»; «Война на президентском сроке (при Трампе)» или «война начнётся сегодня» — это не просто лозунги, они становятся частью реальности», — говорили в Центральной военной комиссии КНР.

Следом китайские военные «просочили» в СМИ фотографии своих межконтинентальных баллистических ракет Dongfeng-41 (DF-41), размещённых в провинции Хейлунцзян на границе с Российской Федерацией. Как сообщило агентство «Спутник», 24 января пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что «какие-либо действия в плане развития вооружённых сил Китая мы не воспринимаем как угрозу для страны». Здесь возникает вопрос: если не России, то кому же тогда воспринимать это как угрозу?

Трамп жёстко раскритиковал Китай в занижении курса национальной валюты «с целью утопить Америку в дешёвых китайских товарах» и пригрозил отказаться от политики «единого Китая», а также установить отношениям с Тайванем (который отстаивает свою независимость от Пекина). Все эти угрозы вызвали напряжения в регионе Южно-Китайского моря. Наряду с этим, глава Госдепартамента США Рекс Тиллерсон, вступая в свою должность, заявил, что США следует «послать Китаю чёткий сигнал о том, что, во-первых, создание без всякого права искусственных островов (в акватории Южно-Китайского моря) должно прекратиться и, во-вторых, доступ к этим островам будет запрещён».

В ответ на испытания баллистических ракет со стороны Северной Кореи США приступили к размещению в Южной Корее новейшей противоракетной системы THAAD, что вызвало гневную реакцию Пекина, который отреагировал введением санкций против южнокорейских предприятий. Тиллерсон в ходе своего визита в Китай, состоявшегося в марте, раскритиковал данные действия КНР и призвал Китай не реагировать на размещение в Южной Корее американской противоракетной системы. «Меры экономического возмездия в отношении Республики Корея неуместны и вызывают сожаление. Мы призываем Китай воздержаться от таких действий», — заявил Тиллерсон. Трамп же раскритиковал ракетные испытания с угрозами. «Я точно знаю, что происходит между Китаем и Северной Кореей и всеми остальными», — сказал он, а также продолжил давить на Пекин, предупредив, что если Китай не захочет сотрудничать в Северной Корее, «Соединённые Штаты готовы пойти на это в одиночку». «Китай либо решит помочь нам с Северной Кореей, либо нет», — заявил он накануне встречи с китайским лидером. Опять же, накануне саммита ситуация ещё больше обострилась очередными ракетными испытаниями КНДР.

Тем не менее, саммит завершился обменом заявлений о дружбе и взаимопонимании. В том числе, стороны говорили об общих интересах, как охарактеризовал их министр финансов США Стивен Мнучин, указав, что «нам нужно перейти [к работе] над более сбалансированной торговой средой». Наряду с этим, исполняющий обязанности президента Южной Кореи премьер-министр Хван Гё Ан сообщил о том, что на следующий день после встречи лидеров США и Китая он провёл телефонный разговор с Дональдом Трампом. «(Трамп рассказал) что были проведены подробные переговоры о серьёзных ядерных проблемах Северной Кореи и о том, как реагировать на них. Он (Трамп) изложил Китаю позицию Вашингтона по размещению противоракетной системы THAAD в Южной Корее», — говорится в сообщении канцелярии южнокорейского лидера. Становится ясно, что обмен по итогам саммита любезными заявлениями, без каких-либо подкрепляющих их договорённостей, указывает на дипломатический провал встречи в верхах.

Так вышло, что ужин президента США Дональда Трампа с китайским коллегой состоялся в тени ракетного удара американцев по базе сирийских ВВС, который стал своего рода предупреждением о том, что Америка готова применить силу против любого государства, угрожающего её интересам. Однако, возможно, США не окончательно являются «хозяйкой положения». Так, самолёт Си Цзиньпина, возвращающегося в Пекин после переговоров с президентом США, сделал внезапную остановку в штате Аляска, как сообщается, «для заправки». Здесь китайский лидер встретился с губернатором этого американского штата. Это выглядит весьма странно: коммерческие рейсы между Китаем и Америкой в основном летят «нон-стоп», как и удивительно само посещение мировым лидером губернатора Аляски — одного из штатов США. Возможно, глава КНР направил скрытое послание: первое — если Трамп считает Тайвань независимой страной, то Китай знает, как вернуть себе инициативу; второе — если ракетные удары Трампа против суверенного государства без международной поддержки — «демонстрация мускулов» перед Китаем, то Пекин здесь предупреждает о том, что её ядерные ракеты, размещённые в северо-восточной части страны, способны пролететь через Северный полярный круг и Аляску.

Мы узнаем, кто выйдет победителем из данного противостояния двух больших государств. Об этом нам укажет то, как будет проходить развёртывание противоракетной системы THAAD, и то, на какие уступки пойдёт Пекин, чтобы не допустить этого.

Абдуллах Рубин
«Ар-Рая» №125 от 15 Раджаба 1438 г.х. (12.04.2017 г.)