Ограничение влияния избранной партии

Король МароккоКороль Марокко не подрывает, а ограничивает влияние избранной партии

«Партия Справедливости и Развития» (Марокко) отличается от других партий своим устойчивым электоратом, состоящим из сторонников этой партии, а также своей происламской моральной риторикой и незапятнанностью по сравнению с коррумпированностью остального политического истеблишмента. Такие характерные особенности позволили данной партии заручиться поддержкой народа на основании выбора наименьшего из двух зол. Осознав этот факт, Королевский дворец решил предпринять превентивные меры и обозначить поле деятельности для партии, давая понять, что именно Королевский дворец является последней инстанцией в определении политической судьбы страны, а законность выборов или рейтинг не имеют никакого веса. И это прослеживалось в следующих действиях Королевского дворца:

1. Он нанёс удар по происламской моральной риторике партии:

Это проявилось в аресте шейха Умара ибн Хаммада и г-жи Фатимы аль-Наджар — двух лидеров движения «Тавхид ва Ислах» («Объединение и Реформа»), которое является пропагандистским крылом «Партии Справедливости и Развития».

2. Он нанёс удар по законности избрания партии:

Это проявилось в так называемой «правительственной блокаде» после парламентских выборов 7 октября 2016 года. Сразу же после объявления результатов выборов король назначил Абделилаха ибн Кирана премьер-министром и поручил ему сформировать правительство большинства. Ибн Киран прекрасно понимал, что ему следует заполучить согласие дворца, и поэтому приступил к консультациям по вопросу включения Либеральной партии во главе с Азизом Аханнучом в правительственную коалицию. Однако с самого начала этих консультаций Аханнуч поставил условие — исключить партию «Независимости» («Истиклял») из списка партий, которые будут формировать правительство. Ибн Киран вначале отказался принимать это условия. Однако после того, как генеральный секретарь партии «Независимости» сделал заявление относительно исторической зависимости Мавритании от Марокко, что спровоцировало кризис в отношениях между этими странами, Ибн Киран пересмотрел свою позицию и заявил о своём согласии сформировать правительство с бывшим большинством. По плану «Партии Справедливости и Развития», в коалицию должны были войти Либеральная партия «Ахрар», партия «Народное движение» («Аль-Харака аш-Шаабия») и «Партия прогресса и социализма» с допустимостью привлечения отдельных представителей партии «Конституционного союза» от имени Либеральной партии. При этом Аханнуч удивил всех четырёхсторонним заявлением совместно с партиями «Конституционного союза», «Народного движения» и «Социалистического союза народных сил», потребовав внести все эти четыре партии в правительство. В ответ на это заявление Ибн Киран заявил: «Это — конец», — и отказался вступать в коалицию. Было ясно, что Аханнуч пытался подменить полномочия назначенного премьер-министра и сам ведёт себя как премьер-министр: назначает того, кто войдёт в правительство, а кто — нет. Своё поведение Аханнуч и окружающие его партии аргументировали тем, что правительство не должно подчиняться численным расчётам, а напротив, должно быть сильным и последовательным, с чёткой программой, служащей высшим интересам нации. Этим самым Аханнуч продвигает сказанную в Дакаре по случаю годовщины Зелёного марша речь марокканского монарха: «В Марокко должно быть сильное, серьёзное и ответственное правительство. В связи с этим предстоящее правительство не должно быть предметом числительного расчёта, связанного с удовлетворением желаний политических партий и формированием математического большинства. Это ведь не вопрос разделения избирательных трофеев».

Таким образом, переговоры по формированию правительства зашли в тупик.

Здесь можно добавить, что свои условия Аханнуч выдвигал по указке дворца и что сложности по формированию правительства возникали так же с согласия и под контролем дворца. Если Королевский дворец хотел бы сформировать правительство в кратчайшие сроки, то он сделал бы это, и ничто этому не помешало бы. Вспомните, как недавно по указке дворца собрались все партии, несмотря на их различия, и быстро избрали представителей первой палаты парламента для одобрения учредительного договора Африканского союза в рамках подготовки к возвращению Марокко в Организацию африканского единства (ОАЕ), и всё это происходит несмотря на отсутствие правительства большинства. Член партии «Социалистический союз народных сил» Хабиб аль-Малики был избран главой первой палаты без всякого возражения со стороны «Партии Справедливости и Развития», которая настойчиво выступала против вступления партии «Социалистический союз народных сил» в правительство.

3. Он запретил говорить о случаях несправедливости:

С самого избрания Ибн Кирана генеральным секретарём «Партии Справедливости и Развития» и назначения его на пост главы правительства в политический лексикон Марокко вошли такие слова, как «крокодилы и гоблины» и «диктаторство», за которыми стоит персона Ибн Кирана, оправдывающего уступки своей партии, провал его правительства, а также ограниченные реформы и бездействие в отношении коррупции существованием «тайных сил». При этом он никогда не называл их по имени, говоря лишь то, что они пытаются дискредитировать и уничтожить его партию. Иногда он называл эти силы крокодилами и гоблинами, а иногда — диктаторством, подразумевая этим самым Королевский дворец, советников короля и их инструментариев из числа политиков, журналистов и других.

Назначение Ибн Кирана для формирования правительства, а затем — смена его на другого — всё это объясняется тремя вышеупомянутыми пунктами и потребностью Королевского дворца в «Партии Справедливости и Развития» на данном этапе времени. Выступая на чрезвычайном заседании Национального Совета после освобождения Ибн Кирана от занимаемой должности, новый премьер-министр Саадудин аль-Османи сказал: «Король поручил мне передать членам «Партии Справедливости и Развития» пламенный привет. Король надеется на дальнейшее сотрудничество с партией и на выстраивание доверительных отношений с вами, поскольку вы являетесь для него значимой общенациональной партией».

Нет сомнений в том, что новое правительство будет сформировано «Партией Справедливости и Развития» в соответствии с требованиями Королевского дворца. И мы станем свидетелями того, как издевавшиеся над ней все эти пять месяцев партии согласятся с этим под предлогом наивысших национальных интересов. И это уже началось с итогового заявления Национального Совета во главе с «Партией Справедливости и Развития», которое фактически служит описанием процесса переговоров Ибн Кирана: «Всё это делается, исходя из полного ощущения ответственности, необходимой гибкости и снисхождения во благо наивысшего национального интереса для того, чтобы сформировать сильное и конструктивное правительство, которое будет на уровне стремлений Его Величества короля и уважения воли избирателей». И в заключении этого заявление был изложен практический взгляд на предстоящий процесс переговоров со следующими словами: «Национальный Совет заверяет в своей приверженности наивысшему национальному интересу и будет всегда прилагать все свои силы на укрепление демократического выбора и поиск всех возможностей совместимости в пределах, которые не будут нарушать незыблемые устои и основные принципы нашей страны».

Случившееся — не что иное, как смена Ибн Кирана на Саадуддина аль-Османи, что свидетельствует о завершении этапа политических пререканий и словесных упущений Ибн Кирана, таких как «крокодилы и гоблины» и «диктаторство», которые ускорили его смещение. Король призвал к уважению демократического выбора, но при этом сделал оговорку: «Король не может решать проблемы народов Африки и народа Марокко взамен на унижение».

В данном жесте Королевского дворца прослеживается ряд посылов:

1. Король является третейским судьёй и хранителем демократического выбора и наивысшего национального интереса.
2. Внесение поправки в конституцию страны, декларирующую о праве короля на выбор и назначение второго лица в партии, выигравшей на всеобщих выборах.
3. Законность выборов является относительной.
4. Этап обвинений в адрес дворца и несогласия с контролем со стороны короля закончился.

На новом этапе Королевский дворец и дальше будет контролировать все процессы, а «Партия Справедливости и Развития» будет продолжать свою деятельность так же, как и раньше, только активнее и без лишних слов.

Мухаммад ибн Абдуллах
Источник: «Ар-Рая»
23 Джумада ас-сани 1438 г.х.
22 марта 2017 г.