Американская политика в отношении палестинской и иранской проблем

Amir-politikaАмериканская политика в отношении палестинской и иранской проблем

Вопрос:
В ответе на вопрос за 5 февраля 2017 года были разъяснены общие черты политики администрации Трампа относительно использования «достижений» политики Обамы в Сирии, в частности — проявление сильной роли Турции в сдаче города Алеппо в руки сирийскому режиму и снижение российской роли, а также предоставление определённой роли в Сирии Британии. Однако существуют ещё два вопроса, которые не были освещены в вашем ответе, несмотря на то, что Трамп сделал громкие заявления относительно них. Так, 15 февраля 2017 года на пресс-конференции с премьер-министром сионистского образования в Вашингтоне относительно урегулирования палестинской проблемы в формате «два государства для двух народов» американский президент Трамп дал понять, что он не будет настаивать на этом формате урегулирования. Означает ли это то, что Америка отказывается от такого варианта урегулирования палестино-«израильского» конфликта? Вместе с этим, с момента прихода Трампа на пост американского президента 20 января 2017 года, Трамп сделал резкие и жёсткие заявления относительно Ирана, которые сопровождались нагнетанием атмосферы против этой страны. Указывает ли это на изменение американской политики в отношении иранской роли, которая до этого служила исключительно интересам Америки в регионе? Да вознаградит Аллах Вас благом!

Ответ:
Мы прольём свет на две вышеупомянутые проблемы, чтобы, с дозволения Аллаха, выявить наиболее верное мнение относительно них:

Первое: палестинская проблема или так называемая сегодня «ближневосточная проблема»

Текст заявлений, сделанных американским президентом, как передали все местные и мировые СМИ, в том числе — и во время трансляции в прямом эфире, был следующим: «Американский президент Дональд Трамп внёс четыре отличительных особенности в американскую политику в отношении Ближнего Востока после того, как подтвердил, что концепция «двух государств» не является единственным вариантом урегулирования палестино-«израильского» конфликта, обращая внимание на то, что он готов рассмотреть альтернативные варианты, которые смогут привести к миру. Все предыдущие американские президенты, независимо от своей партийной принадлежности, равно были ли они республиканцами или демократами, отстаивали данную концепцию «двух государств»» (см. «France 24» за 16.02.2017). «Я смотрю на возможность сосуществования двух государств, как и на вариант одного государства, и принимаю тот, который нравится обеим сторонам. Лично я мог бы ужиться с любым вариантом. Я долгое время придерживался идеи создания двух государств, но соглашусь с решением, которое сделает счастливыми обе стороны», — признался Трамп (см. «Aljazeera Mubasher» за 16.02.2017). Однако при этом Трамп не пояснил, что представляет собой урегулирование по концепции одного государства, о которой впервые устами Трампа заявила Америка. Будет ли это палестинская автономия внутри одного сионистского государства или это будет светское государство, в котором палестинцы смогут принимать участие в управлении сионистским государством?! Последний вариант похож на британский проект, который был предложен англичанами в 1939 году и был изложен в «Белой книге» по модели ливанского варианта. Стоит отметить, что концепция «двух государств» является американским проектом, предложенным Америкой в 1959 году в период правления республиканца Эйзенхауэра, который был принят так называемым «международный сообществом», отбросив в сторону предложенный англичанами проект урегулирования, предусматривающий создание одного государства. Как бы там ни было, при внимательном рассмотрении этих заявлений и связанных с ними предпосылок становится ясно, что Америка не отказалась от своего проекта создания «двух государств». Так, постоянный представитель США при ООН Никки Хейли заявила, что США полностью поддерживают урегулирование ближневосточного конфликта по принципу «два государства для двух народов». «Принцип двух государств — это то, что мы поддерживаем. Любой, кто хочет сказать, что США не поддерживает принцип двух государств, допустит ошибку. Мы полностью поддерживаем решение по принципу двух государств. Но мы также думаем нестандартно — что нужно, чтобы усадить обе стороны за стол переговоров? Что нужно, чтобы они пришли к согласию?», — заявила Хейли журналистам в четверг 16 февраля (см. «Reuters» за 16.02.2017). Это свидетельствует, что Трамп не отказался от концепции «двух государств», которая служила американской политикой, лежавшей в основе всех администраций со времён выдвижения этого проекта. Новым явилось только то, что администрация Трампа хочет попробовать иные способы воздействия. Постоянный представитель США при ООН подчеркнула, что Америка по-прежнему отстаивает принцип «двух государств», но рассматривает и иные методы или поправки, которые можно будет внести в проект «двух государств», чтобы он выглядел более привлекательным для «израильтян». Американский представитель заявила, что они мыслят нестандартно, а это значит, что до этого момента Америка стремилась подогнать обе стороны конфликта под стандарты американского проекта, чтобы достичь урегулирования. Сегодня же Америка желает использовать иные стандарты, добавить или убавить что-либо в свой проект, чтобы усадить обе стороны, особенно «израильтян», за стол переговоров. Изменение способов вполне возможно, как мы об этом упоминали в своём ответе на вопрос от 18 ноября 2016 года относительно политики Трампа после объявления о его победе, говоря, что суть американской политики не подвергнется никаким изменениям, за исключением видоизменений способов и подходов. Мы сказали: «Если же говорить об изменении американской политики в отношении ключевых проблем, доставшихся от предыдущего президента, то не стоит их ожидать в широком контексте: всё, что может измениться — это способы. Власть в США осуществляется различными структурами, имеющими различные полномочия, например, президент и администрация президента США, Пентагон (минобороны), Конгресс, Совет национальной безопасности США, службы безопасности и другие структуры, которые в совокупности влияют на президента так, чтобы он придерживался общих линий устойчивой политики с допустимым различием в способах её применения».

Больше всего произошедшее удивило и повергло в шок Палестинскую администрацию. Генеральный секретарь исполкома «Организации освобождения Палестины» (ООП), официальный представитель Палестинской администрации на переговорах с «Израилем» Саиб Арикат заявил: «Мы полагаем, что отказ от концепции «двух государств» является не столько шуткой, сколько проблемой для «израильтян» и палестинцев» (см. «Huffington Post» за 16.02.2017). Затем Арикат сказал: «Альтернативой двум государствам могло бы стать создание одного демократического государства, свободного от всякой религиозности, в котором бок о бок на равных условиях живут мусульмане, христиане и иудеи» (см. «Al-Jazzera» за 16.02.2017). Палестинская администрация со всем своим персоналом не знает иных концепций урегулирования, кроме тех, что предлагают им безбожные колонизаторы. Если американский проект урегулирования по принципу «двух государств» перестаёт быть актуальным, то вся эта жалкая администрация возвращается к старому английскому проекту урегулирования или ему подобным, прогибаясь под власть «израильтян». По всей видимости, Америка не посчитала нужным ставить эту жалкую Палестинскую администрацию в известность о своих планах. Сотрудники этой жалкой администрации в последнюю очередь узнают о том, что предпринимают американцы, которые, в свою очередь, не ценят их ни за грош, поскольку Америка даже не сомневается в том, что сотрудники Палестинской администрации неукоснительно подчинятся всем американским директивам и пойдут на любые уступки. И как может быть иначе, ведь отказавшийся однажды от 80% своей земли и согласившийся стоять на страже интересов захватчика, борясь с собственным народом, дабы защитить противника, как минимум, ничего не стоит. Он подобен послушной собаке, которая вертит хвостом перед тем, кто подаёт ей объедки со стола!

Что касается позиции сионистского образования, то «израильский» премьер-министр Нетаньяху поприветствовал американского президента и его поддержку сионистского образования. Но при этом он не упомянул ничего о проекте урегулирования по принципу двух государств на совместной с Трампом пресс-конференции, что указывает на его недовольство заявлениями Трампа. Словно есть более приоритетные дела, которые вынудили его не коснуться этой темы, чтобы не разочаровать своих последователей, которые возложили надежды Трампа. По всей вероятности, его просьбы ещё не осуществились, и он не хочет показывать этого. «Во время брифинга для журналистов, уже после встречи с Трампом, Нетаньяху спросили, поднимал ли последний вопрос официального признания «израильского» суверенитета над Голанскими высотами, и тот ответил положительно. На просьбу уточнить, как отреагировал на это американский президент, «израильский» премьер заметил, что реакция Дональда Трампа показала, что он «не был этим шокирован», но не стал вдаваться в детали» (см. «Reuters» за 16.02.2017). Одновременно не осуществилась задача по переносу посольства США в «Израиле» из Тель-Авива в Иерусалим, а ведь это было одним из предвыборных обещаний Трампа. Сообщается, что американский президент провёл телефонный разговор с премьер-министром «Израиля» Биньямином Нетаньяху, назвав эти переговоры «очень хорошими» и отметив, что консультации по осуществлению предвыборного обещания Трампа о переносе дипмиссии США в «Израиле» из Тель-Авива в Иерусалим находятся в начальной стадии. На вопросы журналистов, связанные с переносом посольства, представитель пресс-службы Белого дома ответил, что команда Дональда Трампа «находится на начальной стадии консультаций». Представитель отметил, что «на данном этапе» вопрос о переносе посольства США снят с повестки дня, поскольку данный шаг, вероятнее всего, «вызовет гнев в арабском мире» (см. «Sky News Arabia» за 22.012017). По этой причине Нетаньяху предпочёл сосредоточиться на борьбе с Исламом, который угрожает сионистскому образованию. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху подтвердил свою готовность помочь Вашингтону в борьбе против «радикального Ислама» («alkhaleejonline.net» за 15.05.2017). Сегодняшние вершители мировой политики используют ярлык «радикальный Ислам» в качестве предлога для ведения борьбы против Ислама, который Всевышний, Всезнающий и Могущественный Аллах ниспослал Своему благородному Посланнику Мухаммаду (с.а.с.), а также с тем Исламом, который сможет изменить положение Исламской Уммы к лучшему. И как может быть иначе, ведь Ислам — это истина. Всевышний Аллах говорит:

فَمَاذَا بَعۡدَ ٱلۡحَقِّ إِلَّا ٱلضَّلَٰلُۖ فَأَنَّىٰ تُصۡرَفُونَ
«Что может быть за истиной, кроме заблуждения? До чего же вы отвращены от истины!» (10:32).

Второе: иранская тема

Верно, администрация Трампа нагнетает атмосферу против Ирана, и это заметно невооружённым взглядом. Для того, чтобы разгадать преследуемые цели новых американских угроз в адрес Ирана, а также степень их серьёзности, необходимо обратить внимание на американскую политику в отношении Ирана до и после прихода Трампа на пост президента США. Это даст нам понять, произошло ли в действительности изменение и в чём оно выражается:

Американская политика относительно Ирана до Трампа

Во время американской войны в Ираке Иран полностью использовал своё влияние с целью утверждения американской оккупации этой страны. Лояльные к Ирану группировки не вели сражение с Америкой в то время, как северные и западные провинции Ирака, где не было иранского влияния, находились под шквальным огнём. Относительно Ирака между Америкой и Ираном присутствует полная координация на всех уровнях, и реализация американских планов там идёт полным ходом. И этого не может видеть только слепой.

Аналогично ситуация обстоит в Йемене, где Иран поддерживает повстанцев-хоуситов, роль которых во власти Йемена пытаются закрепить проамериканские спецпосланники Генерального секретаря ООН по Йемену (бывший — Джамаль ибн Умар, нынешний — Исмаил ульд Шейх Ахмед). Именно с хоуситами встречался в Маскате в конце 2016 года госсекретарь США Джон Керри, несмотря на то, что первые не отличаются от Ирана, который громогласно заявляет: «Америка — самый большой шайтан» и «Смерть Америке», — хотя на самом деле иранская роль в Йемене заключается в оказании помощи Америке.

В Сирии все предельно ясно — картина там яснее, чем солнце. Иран всячески поддерживает Башара, как сам, так и посредством своих боевых отрядов и проамериканских международных коалиций, которые днём и ночью пытаются уничтожить революционное движение в Сирии. Причём авиаудары наносятся не только по базам «ИГИЛ», но также и по позициям многочисленных ополчений, убивая их командиров и руководителей. И всё это делается под предлогом борьбы с терроризмом. Американская авиация даже случайно не обстреливает позиции проиранской партии «Хизбалла», хотя последняя входит в список террористических организаций в США, поскольку иранская роль в Сирии является частью американской политики.

Более того, во времена президентства Обамы Америка вместе с другими мировыми державами подписала иранское ядерное соглашение в июне 2015 года с целью смягчения эмбарго и санкций в отношении Ирана, чтобы дать возможность последнему (т.е. Ирану) осуществлять растущие запросы американской политики в регионе, особенно после революционных вспышек «Арабской весны», а также для того, чтобы позволить Ирану экспортировать нефть и расходовать полученные от этого средства на американскую политику в Йемене, Сирии и Ливане. Таким образом, все американские заявления против Ирана, которые мы слышали со времён Иранской революции в 1979 году, а также более громкие иранские заявления против Америки, которую иранское руководство назвало «Самым большим шайтаном», — всё это является не более чем громогласными популистскими заявлениями. Действия и чётко слаженная между ними фактическая политика правдивее, чем тома с заявлениями и продиктованные речи, ведь понимание политики зависит от отслеживания фактических действий, а не только заявленных слов.

Администрация Обамы пошла намного дальше, чем любая другая предыдущая администрация со времён Иранской революции, и позволила Ирану вмешиваться в соседние страны. Таким образом появилась сегодня так называемая «иранская роль» в Йемене и Сирии вдобавок к Ираку и Ливану. При рассмотрении такого поворота в американской политике и предоставления Америкой Ирану больших свобод можно заметить, что они мотивированы как старыми мотивами Вашингтона, так и новыми. Ниже мы приведём объяснение этому:

Старые мотивы

Что касается старых мотивов, то они заключались в том, чтобы увеличить угрозу Ирана странам Персидского залива для того, чтобы Америка смогла взять под свой контроль нефтяные ресурсы. Старый взгляд Америки на иранскую роль предусматривал получение Америкой точки опоры в Персидском заливе, то есть в регионе нефтяных бассейнов. Однако со вторжением Ирака в Кувейт в 1990 году Америка получила иные рычаги контроля над нефтяными бассейнами в обход Ирана. Америка смогла использовать это вторжение в качестве предлога для размещения своих военных баз в большинстве стран Персидского залива. В связи с этим иранские угрозы пропали из виду по причине отсутствия у Америки нужды в них с точки зрения нефтедобывающей отрасли.

После приобретения неоконсерваторами власти в Америке во времена правления Буша-младшего и американской оккупации Ирака в 2003 году старые американские мотивы по использованию Ирана вновь актуализировались. Однако на этот раз это произошло на уровне разжигания этноконфессиональной розни в соответствии с планами Америки по пересмотру границ нового «Сайкс–Пико» путём фактического раздробления государств на этноконфессиональной основе, даже если это будет всего лишь формальностью. Тогда Америка заговорила о новой карте Ближнего Востока, а Иран активизировал свою поддержку этноконфессиональным группировкам с целью образования новых границ, прочерченных кровью в соответствии с разработанной американцами этноконфессиональной картой Ближнего Востока. И как грибы после дождя взошли этноконфессиональные границы, глубоко продвигаясь в Йемен, Сирию, Ливан, Саудовскую Аравию, Бахрейн, Пакистан, Афганистан и другие исламские страны. Это стало заметным после провозглашения Ираном лозунга «права меньшинств», т.е. реализации политики защиты меньшинств, к которой призывает Америка. И тут проявилась роль Ирана с предельной ясностью и в полном объёме.

Новые мотивы

Что касается новых чрезвычайных мотивов, то они объясняются вспышкой революций «Арабской весны», которые поставили Америку перед рисками нового вида. Народные восстания «Арабской весны» неожиданно вспыхнули в Тунисе, Йемене, Египте, Ливии и Сирии. Америка не была готова защищать своё влияние перед этими народными революциями, которые поставили под угрозу это влияние. И не может Америка задействовать свои войска, чтобы защитить своё влияние, в силу проявления тех расстройств, которые переживает американское общество по причине иракской проблемы. Как и не имеет Америка на местном уровне достаточной силы, которая смогла бы сполна защитить её влияние, ведь самые важные её агенты в регионе, Египте и Сирии, оказались под ударами восстания и революции. Всё это моментально вызвало в Америке новые и чрезвычайные мотивы, требующие использования Ирана в максимальном объёме. И Иран помчался подавлять революцию в Сирии и увеличил поддержку подконтрольной ему ливанской партии, дабы не позволить революции переместиться в Ливан, особенно после инцидентов в городах Триполи и Сайда, как и увеличил Иран поддержку своим последователям в Бахрейне и Йемене, чтобы утвердить американское влияние в них за счёт Британии на фоне происходящих революций. По причине этих новых американских мотивов роль Ирана, принявшая этноконфессиональный характер, вышла на региональную арену в самом безобразном виде. И эта политика США привела к появлению открытого американо-иранского сближения. СМИ сообщили об американских финансовых поставках в Иран после ядерной сделки и коммерческих контрактов с компанией «Boeing», а также о встрече официальных представителей США с европейскими банками для обсуждения вопросов упрощения взаимодействий с Ираном и устранения опасений у этих банков по поводу американских санкций.

С возвращением Саудовской Аравии в объятия Америки после смерти проанглийского короля Абдуллаха и прихода к власти в Саудовской Аравии в 2015 году проамериканского принца Сальмана, а также с занятием поста президента Египта проамериканским агентом Сиси в 2014 году американские агенты укрепились в регионе и предоставили Америке все возможности защитить своё влияние без участия Ирана. Это — с одно стороны, с другой же стороны, Америка заметила слабость Ирана, когда последний не смог всеми своими боевыми отрядами, гвардией и поддержкой сломить мощь сирийской революции, что вынудило Америку втянуть Россию в Сирию. Но, стоит отметить, что Россия не была альтернативой иранской роли, а скорее — поддержкой этой роли. Такое положение дел заставило Вашингтон серьёзно задуматься о диверсификации своих политических инструментов после того, как сильное использование только одного агента — Ирана — показало свою неэффективность.

С приближением конца второго срока правления Обамы все ключи по сдерживанию сирийской революции собирались в руках Турции. И Америка решила сплотить политику полного уничтожения, которую ведут Иран и Россия, с политикой сдерживания, которую ведёт Турция, чтобы сломать мощь сирийской революции, а затем объединить всё это с саудовской ролью, чтобы обуздать сирийскую оппозицию в Эр-Рияде!

Таким образом, иранская роль в регионе является целенаправленной политикой США, и эта роль видоизменяется, расширяется и сокращается сообразно с требованиями американской политики в зависимости от обстоятельств. С 1979 года Америка держала Иран как «панисламскую революционную угрозу» ближневосточным государствам, в частности — странам Персидского залива. Затем Америка расширила роль Ирана до «агрессивной этноконфессиональной угрозы» после прихода неоконсерваторов к власти в Америке. Затем эта роль переросла в «ключевую региональную роль» в полном смысле этого слова во время событий «Арабской весны». Однако когда некоторые проамериканские агенты, такие как Египет, оправились от постигших их неожиданностей, и власть в Саудовской Аравии вернулась в руки проамериканского монарха, а проамериканским правителям в Турции удалось прибрать в свои руки рычаги давления, Америка сразу же приступила к распределению новых ролей наряду с иранской ролью, которую Америка не собирается полностью отменять.

Стоит отметить, что иранская роль в регионе, как и другие роли американских агентов, не является отражением реального влияния Ирана и других проамериканских сателлитов. Усиливает и уменьшает эти роли сама Америка, причём даже не считаясь с интересами этих стран. Например, Иран расходует на Сирию сумасшедшие суммы, которые опустошают его казну, и не обращает внимания на свою полуразрушенную инфраструктуру, а также на тот факт, что американцы могут выдворить Иран из Сирии, когда Америке это станет нужно! Аналогично этому обстоит положение с Саудовской Аравией, которой американцы отвели специальную роль в Йемене, что поставило Иран в неловкое положение перед своими последователями. Так Саудовская Аравия предстала в таком свете, что она открыто и напрямую оказывает военную поддержку своим последователям, в то время как Иран молча сдаёт свои позиции в пользу роли Саудовской Аравии и соглашается с господством саудитов над воздушным пространством Йемена. Ирану ничего не осталось, кроме как только использовать небольшие рыбачьи корабли для переброски оружия своим протеже-хоуситам. Возможно, самым ярким подтверждением тому, что Америка никогда не считается с этими правителями, а напротив, ставит их в затруднительное положение и злит, не моргнув и глазом, можно увидеть в турецкой роли в Сирии. Достаточно вспомнить, как стёрлись красные линии, о которых говорил Эрдоган, как изменялись его риторика и позиции. Одним словом, Америка является тем, кто постоянно отводит, усиливает и уменьшает роли этих агентов в соответствии со своими интересами, не считаясь с ними.

Американская политика в отношении Ирана после прихода к власти в США Трампа

В такой атмосфере, когда Америка отводит роли другим государствам региона, помимо Ирана, а именно — Турции и Саудовской Аравии, и снижает тем самым роль Ирана, к власти в США пришёл Трамп. Американская политика могла бы и дальше придерживаться предыдущего способа без всякого шума в отношении Ирана, используя в своих интересах три региональных государства, каждого согласно его роли. Но Трампу захотелось задействовать «иранское пугало» в целях экономического шантажа по образу мафии, которого придерживается Трамп в своей жизни. И поэтому он начал нагнетать атмосферу с Ираном, написал провокационные высказывания в своём Twitter-аккаунте, назвал Иран покровителем терроризма, обвинил его в том, что Иран угрожает Америке и её союзникам, а также начал вести себя агрессивно с ним и ввёл дополнительные санкции в отношении 25 физических и юридических лиц в Иране 3 февраля 2017 года после того, как иранцы провели испытания своих ракет. Более того, Трамп называл договорённости с Тегераном, в т.ч. — ядерное соглашение, «худшими» и «провальными», и намекнул на возможность их пересмотра и аннуляции, а также выхода Америки из ядерного соглашения. Видя это, некоторым кажется, что Трамп внесёт большие изменения в американскую политику. И для того, чтобы понять «новый» взгляд Трампа на Иран и его роль, а также насколько далеко может пойти Трамп в отношении Ирана, рассмотрим следующее:

Политика американских республиканцев сознательно демонстрирует мощь и жестокость. И это прослеживается во всех чертах внешней политики Трампа, в том числе — в отношении Ирана. Верно, в американском взгляде на Иран с приходом Трампа появился новый подход. И это объясняется тем, что президент Трамп пообещал решить много экономических вопросов, ключевых для Америки, и нагло потребовал от других стран заплатить Америке за то, что последняя защищает их от опасностей. Эта новинка охватила почти все страны мира, Японию, Корею и европейские и атлантические государства, и богатые страны Персидского залива не стали исключением. И тут всё ясно без всякого упоминания, учитывая, что вышеперечисленные старые и новые американские мотивы сводятся к опасности Ирана и его роли в регионе стран Персидского залива, что иранское «пугало» во время президентства Обамы стало неотвратимой опасностью у ворот Персидского залива. Учитывая всё это, становится понятным, что президент Трамп экономически воспользовался этой проблемой и по образу мафии хочет собрать большие платежи с нефтяных стран Персидского залива за оказанное на Иран давление и уменьшение роли иранцев в региональной политике, а также за защиту этих стран от иранских угроз. И поэтому в ответ на это американское давление на Иран иранцы провели испытание своих новых ракет. Не исключено, что это проходило в полной координации с Америкой. Трудно верится, что это могло быть совпадением. Напротив, этими испытаниями Иран подтвердил свою опасность странам региона и ничего полезного для себя не приобрёл. Во всём этом в выигрыше оказалась только Америка, которая требует сегодня колоссальные суммы денег за защиту правителей от иранской угрозы. Заявления, которые делал Трампа во время своей избирательной кампании, подтверждают это видение. Приведём одно из таких заявлений, свидетельствующих о «новых соображениях» Трампа.

Агентство «CNN Arabic» 19 августа 2015 года сообщило, что «Дональд Трамп требует от Саудовской Аравии выплатить Америке деньги за защиту королевства от исчезновения. «В скором времени Саудовская Аравия окажется в большой беде и будет нуждаться в нашей помощи… Если бы не мы, то их (ред. — Саудовской Аравии) бы не существовало»».

Агентство «CNN Arabic» 27 сентября 2016 года сообщило, что Дональд Трамп заявил: «Мы защищаем Японию, мы защищаем Германию, мы защищаем Южную Корею, мы защищаем Саудовскую Аравию, мы защищаем многие страны. Они не платят нам, но должны платить нам, потому что мы предоставляем им огромную услугу и мы теряем своё богатство. Я говорю, что если они не заплатят справедливую долю, то, скорее всего, им придётся защищать самих себя или оказать нам помощь. Мы — страна, у которой $20 трлн. задолженности. Они должны помочь нам». Подчёркивая важность способности вести переговоры по торговым сделкам, Трамп сказал: «Вы должны быть в состоянии вести переговоры с Японией и с Саудовской Аравией… Вы можете себе представить, что мы защищаем Саудовскую Аравию и все её материальные богатства (финансы и достояния), а они ни копейки не платят нам?».

Информационный сайт Aljazeera.net 26 января 2017 года сообщает, что американский президент заявил, что Ирак обладает силой, равной Ирану, но Соединённые Штаты совершили ошибку во время своей интервенции в Ирак (ред. — «говоря об американском вторжении в Ирак в 2003 году»), когда передали Ирак в руки Ирану. По словам Трампа, администрации США следовало бы остаться там и взять под контроль нефтяные месторождения Ирака. Агентство «Reuters Arabic» сообщило 24 января 2017 года на своём веб-сайте, что «президент Трамп в своём выступлении перед сотрудниками ЦРУ намекнул на то, что Соединённым Штатам следовало бы взять иракскую нефть, чтобы оплатить расходы, связанные с военной интервенцией 2003 года».

Всё это подтверждает склад ума Трампа, который все свои мысли направил на поиск средств для заключений сделок. Так, взамен на защиту от иранской опасности квазигосударства Персидского залива должны оплачивать расходы на эту защиту, т.е. передать свои деньги в распоряжение Америки, дабы обезопасить свои престолы. Америка обращается с этими правителями как с инвалидами (недееспособными, нуждающимися в опеке). И мафиозный склад ума (а точнее — гангстерский интеллект) администрации Трампа проявил себя во многих местах. Причём Дональд Трамп — не единственная американская персона, которая действует по методу выбивания дани, т.е. крупных международных выделений финансовых средств. Вспомните, как в 2016 году при президентстве Обамы американский конгресс принял законопроект JASTA «О правосудии против спонсоров терроризма», который позволяет арестовывать банковские счета и другие активы Саудовской Аравии и других стран Персидского залива в США по искам родственников жертв теракта. С принятием этого закона у американцев появилась право судиться с иностранными государствами в том случае, если эти государства подозреваются в терактах на территории США. Причиной тому служит тот факт, что Америка переживает реальный экономический кризис, который заставил её сократить свой общий бюджет. Учитывая космическую задолженность США и бурный рост экономики Китая, Америка находится в поисках глобальных решений. Так, администрация Буша-младшего усмотрела экономическое решение в оккупации Ирака и взятии иракской нефти. Однако иракское сопротивление помешало сбыться этому, что вынудило Америку выделить $3 трлн. на решение иракской проблемы. Обама попытался ударить по налоговым убежищам британских офшоров, чтобы привлечь в Америку большие деньги из отдалённых островов. Затем был принят законопроект JASTA («О правосудии против спонсоров терроризма»), чтобы заработать деньги в виде компенсации и штрафов по статье «терроризм». Теперь Трамп желает выбить у богатых стран дань за их защиту как способ разрешить дилемму американской экономики. Трамп пошёл на риск и пообещал решить проблему американской задолженности ($20 трлн.) в течение восьми лет.

Лозунги, с которыми Трамп шёл на президентские выборы — «Сделаем Америку снова великой», — требуют того, чтобы США пошли на прямое вмешательство и отказ от закулисной политики Обамы, которая использовала роли других стран. И сегодня администрация Трампа пытается путём создания безопасных зон в Сирии восстановить свою прямую роль и вырвать эстафету из рук России. Так же раздутая и страшная роль Ирана стала пересматриваться по вышеупомянутым причинам. В связи с этим администрация Трампа серьёзно рассматривает вопрос о снижении роли Ирана после того, как она исчерпала себя в экономических целях, но не до конца. И сегодня Америка отводит Ирану роль, дополняющую роли Турции и Саудовской Аравии, но не заменяющую их. Другими словами, впредь Иран не будет играть лидирующей роли, в частности — в Сирии, напротив, его роль существенно уменьшится перед ролью Турции, в первую очередь, а затем уже — ролью Саудовской Аравии. Так или иначе, Америка не может полностью обойтись в регионе без Ирана, а это значит, что последний не уходит с ближневосточной арены и продолжает исполнять там американские планы.

Таким образом, решение относительно того, изменила ли Америка роль Ирана в регионе или нет, следует выносить не столько на основании сделанных заявлений и сказанных слов, сколько на основании предпринимаемых мер и совершаемых действий. Большая часть вызванного сегодня шума вокруг Ирана в Вашингтоне не восходит до уровня реальных изменений. Например, президент Ирана Роухани в своей речи по случаю празднования тридцать восьмой годовщины Иранской революции заявил: «Иранский народ заставит тех, кто использует против него язык угроз (т.е. США), пожалеть об этом». По словам иранского лидера, «демонстрации народной силы по случаю годовщины «Исламской революции» во всех уголках страны — это ответ на несправедливые слова новых лидеров в Белом доме» (см. «RT» за 10.02.2017). В ответ на эти заявления президент США Дональд Трамп посоветовал президенту Ирана Хасану Роухани «быть поосторожнее» в своих высказываниях. «Ему лучше быть поосторожнее», — приводит слова Трампа «Washington Examiner» (см. «Reuters» за 10.02.2017). Эти и им подобные заявления, как, например, комментарии относительно ядерного соглашения, не выходят за рамки шаблонного плана американо-иранского конфликта. Что касается ситуации на практике, т.е. в реальности взаимоотношений, то мы видим полную координацию, сотрудничество и безукоризненное исполнение американских планов в регионе. Верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини на следующий день после проведения интервью с официальными лицами в администрации президента США Дональда Трампа 9 февраля сообщила журналистам: «Заявления, которые я услышала в ходе обсуждений, убедили меня в намерении полностью выполнить ядерное соглашение, заключённое с Ираном» (см. «RT» за 10.02.2017). Что касается новых американских санкций в отношении Ирана, то они не представляют какой-либо серьёзной значимости, даже если они и сопровождаются заявлениями, внушающими то, что Америка взялась за пересмотр иранской роли, поскольку Америка пересматривает роль Ирана под углом и в пользу своей политики, изучая успехи и провалы иранцев, чтобы оптимально использовать их в экономических и политических интересах США. Стоит отметить, что пересмотр роли Ирана является не только идеей Трампа. Например, кандидат от демократов Хиллари Клинтон так же призывала к аналогичному пересмотру во время своей избирательной кампании. По словам Хиллари Клинтон, политика «доверяй, но проверяй», которую применяли в отношении Ирана, является «не лучшей политикой», и в случае её победы на выборах она заменит эту политику на политику «недоверия к иранцам», пообещав вернуть все санкции в отношении Ирана в случае малейшего нарушения ядерного соглашения. Более того, она пригрозила использовать военную мощь США против иранцев, если произойдёт хоть какое-то нарушение соглашения (см. «Asharq Al-Awsat» за 22.03.2016). Говоря вкратце, пересмотр иранской роли со стороны администрации Трампа служит государственной политике США для того, чтобы, как упоминалось выше, Иран мог оптимально служить экономическим и политическим интересам США.

В заключение хотелось бы сказать, что очень досадно видеть то, как Америка, которую изнутри поедают черви по причине её порочных ценностей и прогнившей культуры, хозяйничает в мусульманских странах, а те, кто считают себя их правителями, соревнуются друг с другом в услужении американским интересам. Досадно видеть, как мусульманские страны превратились в полигон исполнения планов безбожных колонизаторов. И причина этого известна, мы говорили о ней и скажем вновь: «Всё это происходит из-за отсутствия искреннего халифа, который защитил бы Умму». От Абу Хурайры сообщается, что Посланник Аллаха (с.а.с.) говорил:

إِنَّمَا الْإِمَامُ جُنَّةٌ، يُقَاتَلُ مِنْ وَرَائِهِ، وَيُتَّقَى بِهِ
«Имам — это щит, за которым сражаются и которым защищаются» (Муслим).

Каждый любящий Аллаха и Пророка Мухаммада (с.а.с.) мусульманин обязан принять это для себя в качестве судьбоносной проблемы, а именно — приступить к серьёзной и целенаправленной работе, будучи искренним по отношению к Всевышнему Аллаху и честным в отношении Пророка Мухаммада (с.а.с.). И эти усилия должны быть направлены на строительство Праведного Халифата, с установлением которого исполнится благая весть Благороднейшего Посланника Аллаха (с.а.с.) после эпохи деспотических режимов правления, как это приводится в достоверном хадисе, приведённом Ахмадом ибн Ханбалем:

…ثُمَّ تَكُونُ جَبْرِيَّةً، فَتَكُونُ مَا شَاءَ اللَّهُ أَنْ تَكُونَ، ثُمَّ يَرْفَعُهَا إِذَا شَاءَ أَنْ يَرْفَعَهَا، ثُمَّ تَكُونُ خِلَافَةٌ عَلَى مِنْهَاجِ النُّبُوَّةِ
«Затем наступит правление деспотии, которое продлится столько, сколько пожелает Аллах. Затем, когда пожелает Аллах, оно прекратится. Затем вновь наступит период Халифата, основанного на методе пророчества».

Только так мусульмане смогут вознестись на славные вершины и покончить с безбожными колонизаторами, изгнав их из мусульманских земель в свои норы, если они найдут куда спрятаться.

وَتِلۡكَ ٱلۡأَيَّامُ نُدَاوِلُهَا بَيۡنَ ٱلنَّاسِ وَلِيَعۡلَمَ ٱللَّهُ ٱلَّذِينَ ءَامَنُواْ وَيَتَّخِذَ مِنكُمۡ شُهَدَآءَۗ وَٱللَّهُ لَا يُحِبُّ ٱلظَّٰلِمِينَ ١٤٠
«Мы чередуем дни (счастье и несчастье) для людей, чтобы Аллах узнал уверовавших и избрал среди вас павших мучеников, ведь Аллах не любит беззаконников» (03:140).

26 Джумада аль-уля 1438 года по хиджре
23.02.2017 г.