Американская политика в Ливии

американская политика в ЛивииГазета «Ар-Рая»: американская политика в Ливии. К чему ведёт инициатива Египта?

Информационные агентства и многочисленные СМИ сообщили о том, что египетский режим организовал встречу между Халифой Хафтаром, верховным главнокомандующим Вооружёнными силами Ливии, и Агилой Салахом Исой, президентом Палаты представителей Ливии в Тобруке, с одной стороны, и Фаизом Сараджем, премьер-министром правительства национального единства, основанного в марокканском городе Схират, с другой стороны. Встреча была организована в целях обсуждения спорных вопросов, возникших между правительством Сараджа и Халифой Хафтаром.

После всех приготовлений встреча завершилась провалом, и Фаиз Сарадж в спешке вернулся в Триполи, после чего заявил, что Хафтар согласился на встречу только на своих условиях. Сарадж возложил на Хафтара полную ответственность за срыв переговоров. За ним в его риторике последовал и его заместитель Ахмед Майтыг, заявив: «Признанная ливийская армия — одна, и это та армия, которая подчиняется «правительству примирения» согласно договорённостям, достигнутым в Схирате». Реплики оппонентов Хафтара прозвучали как реакция на его позицию и на позицию тех, кто ему помогает.

В то же самое время военный представитель египетских вооружённых сил на своей странице в Фейсбуке заявил, что между ливийскими сторонами было достигнуто взаимопонимание по целому ряду вопросов, среди которых:

1. Создание совместного комитета, состоящего из членов Палаты представителей из Тобрука и Верховного Совета государства из Триполи. Каждая из двух сторон должна будет выдвинуть 15 человек, которые возьмутся за рассмотрение проблем, возникших ранее между сторонами, дабы достичь формулы компромисса и предоставить выработанное решение на одобрение Палаты представителей.

2. Палата представителей должна будет внести необходимые конституционные поправки для того, чтобы включить политическое соглашение в декларацию конституции после того, как она будет согласована в Объединённом комитете.

3. Работа по проведению парламентских и президентских выборов должна быть проведена не позднее февраля 2018 года согласно договорённостям, достигнутым в Схирате.

4. Должностные лица, занимающие ключевые места в Ливии, останутся на своих местах вплоть до конца переходного периода.

С одной стороны, поступают заверения о том, что никакого совместного заседания не было, потому как Хафтар отказался встречаться с Сараджем. Но тогда возникает вопрос: как египетские власти могли вызвать их на заседание, которое даже не было организовано? С другой стороны, противники Сараджа ведут себя так, словно они — исполнители указаний египетских властей, в том числе — и сам Халифа Хафтар, который некогда выступил со своим известным заявлением: «Я — вместе с Египтом, даже если он будет вести действия против интересов Ливии». Тогда, если Египет захочет созвать встречу, то кто из «лагеря Хафтара» посмеет сказать «Нет»?!

Итак, какая цель была у всей этой аферы, разыгранной в СМИ касательно египетской инициативы по решению ливийского кризиса?

Складывается впечатление, что на самом деле все усилия были сосредоточены на двух вопросах.

1. Как Египет может отменить действие договорённостей, подписанных европейцами в Схирате, пусть даже эти договорённости не востребованы американцами, желающими их устранить? В докладе итальянской газеты «La Stampa» касательно позиции Америки говорится: «Руководство американской администрации во многих заседаниях заявляло о том, что американская администрация не обязана придерживаться указов прошлого американского правительства относительно Ливии. Руководство довело до сведения официальных чиновников в Вашингтоне и в Италии, что Америка не обязана оказывать помощь «правительству примирения» в Ливии, собранному под эгидой ООН».

2. Египет понимает, что у Сараджа нет никакой силы, нет веса на ливийской арене, за ним не стоит никакое племя, у него нет оружия и нет политического центра, который бы оказывал ему поддержку. Сарадж — всего лишь ширма, накинутая поверх чужого решения, дабы все думали, будто бы он может предпринимать какие-либо действия самостоятельно.

Можно предположить, что египетский режим и те, кто позади него, захотели унизить Сараджа и начали раскачивать различные темы, связанные с ним: отменить договорённости, достигнутые в Схирате, подтолкнуть его на войну с повстанцами, чтобы они начали убивать друг друга и попытаться втянуть некоторых его людей в борьбу с повстанцами в Триполи.

Тем не менее, схемы, разрабатываемые египетскими властями, стали сворачиваться после того, как на практике произошёл ряд изменений, среди которых самые важные — это:

1. Усилия, предпринимаемые для объединения повстанцев, привели к их преобразованию в т.н. «национальную гвардию», потому как они ощущали на себе ответственность, а также опасность, нависшую над ними и над страной; также создание гвардии стало ответным действием согласно закону, изданному Генеральным национальным конгрессом.

• Был издан указ №2 за 2015 г. о «создании и формировании национальной гвардии» в качестве военизированной организации, параллельной армии и полиции, подчиняющейся главе государства и не подчиняющейся правительству, задача которой — защищать революцию и противостоять любой попытке государственного переворота.

• «Национальная гвардия» была создана в ответ на требование улиц, как реакция на вызовы, исходящие от Хафтара.

• «Правительство спасения» при поддержке Халифы аль-Гави вернулось на политическую арену, обладая определённой силой. Оно захватило группу правительственных баз при поддержке повстанцев изнутри с одобрения на это со стороны общественного мнения. «Правительство спасения» стало формировать министерства обороны, внутренних дел, занятости, образования и т.д.

• Это правительство отремонтировало международный аэропорт, начало обслуживать его и запустило в эксплуатацию.

• Правительство Халифы аль-Гави достигло определённой поддержки со стороны Алжира (согласно его заявлениям на одном из брифингов).

2. В последнюю неделю в восточных регионах Ливии, подконтрольных Халифе Хафтару, ситуация была дестабилизирована тем, что некоторые племена восстали против него после того, как Хафтар арестовал некоторых выходцев из этих племён. К числу восставших племён относятся племя Барааса и племя Авакир. Это — два крупнейших племени, на которые опирался Хафтар в начале своего пути.

От Хафтара откололся командующий Центральной областью «Зелёная гора» на востоке страны. За это Хафтар публично прозвал его разрушителем Ливии, обвинил в связях с «ИГИЛ», в том, что тот не воюет против терроризма, а также обвинил его во лжи. Сюда же следует добавить неспособность Хафтара на протяжении вот уже трёх лет покончить с «повстанцами Бенгази», которые в меньшинстве, в количестве нескольких сотен человек, контролируют узкий район города Бенгази. В борьбе с ними он потерял около 14 тыс. своих солдат так, что в каждый дом восточных племён, сотрудничающих с Хафтаром, вошла похоронная процессия.

Произошедшее с Хафтаром толкает его американских спонсоров на то, чтобы серьёзно подумать над его заменой, но главным препятствием для этого является, как всегда, то, что у них нет никакой иной альтернативы, кроме него, и в сложившейся ситуации они нуждаются в нём.

Что же ожидается в ближайшем будущем? После того, как правительство Сараджа изживает себя и у людей ослабевает доверие к ООН в том, что она может предоставить хоть какое-то решение ливийского кризиса, после того, как повстанцы снова окрепли духом, мы имеем положение, которое можно назвать началом восстания на востоке Ливии против власти Хафтара, и в то же самое время можно сказать, что Америка стоит на грани изменения своей политики в Ливии. Неясная позиция Турции касательно Ливии, объявившей о своей поддержке «договорённостей в Схирате» и правительства Сараджа, но в то же самое время поддерживающей хорошие и долгосрочные отношения с правительством Халифы аль-Гави, т.е. с «Правительством спасения», которое по сути своей является правительством повстанцев, ещё больше увеличивает неоднозначность ситуации.

Понимают ли искренние повстанцы и политический центр, оказывающий им помощь, всю политическую картину в стране? Понимают ли они, что отныне нужно быстро начать вести адекватные действия, воспользоваться сложившейся ситуацией и распрями среди противников революции, сплотиться поскорее вокруг решения насущных проблем Уммы, сделать революцию независимой от всякого влияния и вмешательства Запада и применить на практике решения, предоставленные учёными этой страны, заключающимися в реализации законов Шариата? Понимают ли они, что им необходимо полностью отойти от самой идеи прошения иностранной помощи, дабы они не попали в подчинение заново всяким Хафтарам и Сараджам и дабы не были они обмануты снова внешними врагами?

Автор: Ахмад Махзаб
25 Джумада аль-уля 1438 г.х.
22.02.2017 г.