Итоги шестилетней революции в Тунисе

итоги шестилетней революции в ТунисеГазета «Ар-Рая»: итоги шестилетней революции в Тунисе

День начала революции в Тунисе — 14 января — ничем не выделялся от обычного дня в столице страны и не был отмечен как особая дата. Отмечать его собралось малое количество народа, мероприятие ограничилось декларированием некоторыми политиками своих программ и лозунгов, а также музыкальными выступлениями. Другие регионы страны вообще проигнорировали эту дату, ничего не упомянув о революции. Всё, что мы наблюдали — это некоторые протесты и марши, на которых люди выражали своё негодование по поводу финансового положения и неспособности государства решить насущные проблемы населения.

По прошествии 6 лет революции, начавшейся в Тунисе и охватившей Ливию, Египет, Сирию, Йемен и даже Уолл Стрит, где люди подняли тот же лозунг революции «Народ хочет свержения режима», несмотря на бегство Бен Али, свержение его династии и партии, положение в Тунисе с того момента мало чем изменилось сегодня. Старая политика, всё та же коррупция, ситуация вокруг которой в некоторых случаях ещё больше усугубилась — и это касается самого правительства и политических элит.

Период попыток реформ и изменения конституции

После свержения прежнего правителя к власти пришли новые лица, и несмотря на то, что народные волнения продолжались и были направлены в том числе и против них, на самом деле произошли только лишь косметические реформы и смена одного лица во власти на другое. В то же время различные комитеты и органы начали принимать юридические постановления и готовиться к переходному этапу на следующих выборах в Учредительное собрание после того, как был принят закон о выборах, дающий право представительства в Учредительном собрании политическим партиям и группам, не имеющим народной поддержки. Также этот закон не предоставляет право избранному большинству взять всю полноту власти в свои руки. Затем начались заседания, в результате которых была принята новая конституция, вызвавшая множество диспутов касательно того, что будет считаться источником законодательства и его основой, что будет задавать вектор его направленности. Особенно этот вопрос стал остро волновать людей после того, как партия «Нахда» получила большинство в Учредительном собрании, заявив о том, что она имеет исламскую направленность, что было также многократно и открыто озвучено с её стороны перед народом во время выборов, заявляя о своём требовании претворения Шариата. Например, 14 октября 2012 года Тунис стал свидетелем митингов, прокатившихся по стране от севера до юга с подобными лозунгами.

С другой стороны, некоторые светские партии попытались объединиться и предпринять ответные меры, однако они не получили народной поддержки, несмотря на их популяризацию в СМИ. Их целью было внесение раздора внутри Учредительного собрания после того, как было объявлено о том, что Шариат никогда не станет нормой конституции, потому что хотя население Туниса и является исповедующим Ислам, но всё же форма правления в стране — светская, где превалируют демократические ценности и религия отделена от жизни и политики. Затем споры зашли ещё дальше, затронув понятия свободы совести и необходимости нормализации отношений с еврейским образованием.

Удивляет ещё и то, как составлена новая конституция, предложенная политическим режимом в Тунисе: она просто пропитана иностранным вмешательством. Сотрудники ООН, ответственные за выполнение в Тунисе «Программы развития ООН», не оставили и дня без встреч и дискуссий. Также и международные эксперты в области конституционного права открытым образом внесли свою лепту в написание тунисской конституции. Ной Фельдман — американский писатель и преподаватель конституционного права в университете Гарварда, — известный своим вкладом в создание новых конституций для Афганистана и Ирака, так же принимал участие в дебатах с депутатами Учредительного собрания. Стивен Брайер — американский юрист, член Верховного суда США — принимал участие в дебатах с членами Учредительного собрания через спутниковую связь из Бостонского университета, подчёркивая, что общая формулировка текста статей конституции может иметь несколько интерпретаций.

Убийства по политическим мотивам привели к мнимым компромиссам

Убийства известных политических деятелей возымели большое влияние в искажении направленности революции. Различные партии использовали эти происшествия в пользу своих интересов, дабы ввергнуть страну в целую серию соглашений после того, как смогли заставить партию «Нахда» пойти на компромиссы в правлении и даже на компромиссы в выборе политического курса (однако эти компромиссы ни к чему не привели). Они смогли ввергнуть страну в лабиринт политических диалогов, итогом которых стали вторые выборы, а правительство Мехди Джума поспешило вступить в зависимость от иностранных посольств и колониальных государств.

Колониальные государства и организации навязали Тунису своих агентов

Такие колонизаторские государства, как Британия, Франция, Германия и Америка, не могли упустить возможности влиять на политическую ситуацию в Тунисе, используя фактор слабости правительств и продвигая во власти лояльных к себе политиков, согласных выполнять указания посольств иностранных государств. Вышеупомянутые государства могут напрямую влиять на политику зависимого от них государства при помощи посольств, навязывая им различные военные соглашения и договорённости в сфере безопасности. Так же и международные институты, в частности — финансовые, имеют особые рычаги влияния на формирование правительств, государственные бюджеты и навязывание финансовых процедур. Как и представители главы МВФ Кристин Лагард были и остаются теми, кто навязывает Тунису кредиты с целью покрытия финансового дефицита, а затем выдвигают стране ряд условий, большая часть из которых не имеет никакого отношения к финансовой составляющей, как, например, проталкивание закона про «CEDAW» (конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин).

«Терроризм» как элемент международного вмешательства и причина для эксплуатации региона

Политическая ситуация Туниса не находится в стороне от международной политической ситуации, особенно в вопросе т.н. «терроризма», куда отнесена группа стран, считающихся потенциальным источником этого явления. Политики посредством СМИ попытались использовать лозунг «борьбы с терроризмом» в своих целях. Но эта борьба по большей степени носит поверхностный характер. Все достижения в этой борьбе ограничились мечетями, школами по изучению Корана, борьбой с «политическим Исламом» и объявлением требования претворения Шариата одним из проявлений терроризма. Но и в этом ничего не было достигнуто. Народ не поддержал их. Всё, чего смогли достичь эти политики — это подмять под себя политические партии и заставить их говорить точно так же, как и эти политики, и преследовать такие же цели при том, что нет и намёка с их стороны на планы Америки в регионе, и никто даже не заикается о сути «борьбы против терроризма», которую начал проводить ещё Буш-младший в Ираке.

Хизб ут-Тахрир в контексте революции и народного сознания

По прошествии 6 лет с начала революции, несмотря на попытки ненавистников Хизба дезинформировать людей о нём и связать его с ваххабизмом, а потом — и с «ИГИЛ», всё равно Хизб ут-Тахрир доказал народу своими делами, кто он на самом деле и каковы его лозунги, особенно в том, что касается решения насущных проблем. Способы решений и риторика Хизба выделились от остальных политиков Туниса. С одной стороны, он вызвал интерес у людей, с другой стороны, он явился чем-то необычным для них. Но он приобрёл известность, когда вступил в борьбу, вооружившись идеологией Ислама и осознанием происходящих вокруг событий. Используя это осознание, Хизб стал приводить в движение народ, и тот начал набираться решимости продолжать революцию, особенно после того, как потерял доверие к тем, кто продал себя за власть.

Автор: Мухаммад Ясин Самида
Член информационного офиса Хизб ут-Тахрир/Тунис
27 Рабиъ ус-сани 1438 г.х.
25.01.2017 г.