Политика единого Китая

Политика единого КитаяУгроза политике «единого Китая» – новый способ американской политики сдерживания

Новость:
Политика единого Китая — это политический принцип китайско-американских отношений, и он «не подлежит пересмотру» — заявил представитель китайского МИД в воскресенье 15.01.2017 в ответ на недавние заявления избранного президента США Дональда Трампа.

Официальный представитель МИД КНР Лу Кан заявил: «В мире существует лишь один Китай, а Тайвань является неотъемлемой частью китайской территории. Правительство Китайской Народной Республики является единственным законным правительством, представляющим КНР. Это — общепризнанный факт в мире, который никто не может изменить».

Комментарий:
Во-первых, с тех пор, как на материковом Китае началась коммунистическая революция и установила там свой контроль, а националисты были разгромлены и бежали на остров Тайвань (или Китайскую Республику), Китай стал представлять собой два государства: КНР и Китай, известный как остров Тайвань, который находится на востоке Азии и является основной частью государства Китайская Республика. Именно Китайская Республика считается одним из учредителей ООН и была одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН. В 1971 г. на основе резолюции Генеральной Ассамблеи ООН №2758 право представительства Китая перешло от Республики Китай (Тайвань) к Китайской Народной Республике, включая место постоянного члена Совета Безопасности ООН как единственного законного представителя бывшего политического субъекта, известного как Китайская Республика до начала гражданской войны в 1949 году. В результате гражданской войны коммунисты установили контроль над Китаем, известным в настоящее время как Китайская Народная Республика (КНР), в то время как националисты доминировали на острове Тайвань. С тех пор Соединённые Штаты ведут политику сдерживания в отношении коммунистического Китая, выведя Китайскую Республику на Тайване из признания частью КНР и предоставив последней постоянное место в ООН, и это был первый удар отравленным кинжалом, который принял на себя Китай.

Во-вторых, в статье под названием «На пути к глобальному переустройству» Збигнев Бжезинский говорит: «Третья реалия — это то, что Китай неуклонно развивается (хотя и медленнее, чем раньше) в качестве будущего равного и вероятного противника США, но пока он старается не бросать открытого вызова Соединённым Штатам. В военном отношении Китай, похоже, стремится совершить прорыв в области вооружений нового поколения и при этом настойчиво укрепляет свои по-прежнему ограниченные военно-морские силы».

В-третьих, в этой статье также говорится: «Резкий экономический подъём Китая требует от страны серьёзного и длительного терпения и понимания того, что стремление достичь быстрых политических результатов может привести к возникновению социальных проблем. Самая лучшая политическая перспектива для Китая на ближайшее будущее — это стать главным партнёром США в вопросе сдерживания глобального кризиса вроде того, который распространяется сейчас (в том числе — и на северо-восток) за пределы Ближнего Востока. Если этот кризис не локализовать, то он распространится далее и охватит южные и восточные регионы России, а также западные территории Китая. Местными целями региональной геополитической деятельности Китая являются более тесные связи с молодыми республиками Центральной Азии, мусульманскими странами (бывшими британскими колониями в Юго-Западной Азии (в частности — с Пакистаном)), и особенно — с Ираном (учитывая его силы и средства стратегического назначения и экономическую роль). Но это должно быть и целью глобальных китайско-американских договорённостей».

Далее там приводится: «Китай необходимо будет разубедить в том, что эгоистичная пассивность в условиях развивающегося регионального кризиса на Среднем Востоке окажется политически и экономически выгодной для реализации его амбиций на международной арене. Эту недальновидную политику обеих стран следует направить в другое русло и сделать её более предусмотрительной».

Это означает вовлечение Китая в глобальные проблемы на стороне американского проекта, как прежде США использовали Россию. Данный проект требует от Америки использования растущей мощи Китая в международных проблемах в своих интересах, а также одновременно требует применения всех способов, чтобы угрожать Китаю в его регионе, будь то в Китайском море, или посредством увеличения японских военных расходов, или угрозы разделения Китая, как и применения всех путей против него в политике сдерживания. Всё это необходимо для того, чтобы Китай перестал представлять угрозу американским интересам в жизненно важном для неё регионе – Дальнем Востоке. Скорее всего, Китай подчинится новой американской администрации, поскольку в прошлом Америка уже использовала его в Африке против европейского влияния, как и в Судане, и на Коморских островах, чтобы он покорился администрации США во всех сферах — политической, экономической, финансовой, в войне валют, финансовом излишке, ценных бумагах и казначейских облигациях, торговле и интеллектуальной собственности — и чтобы он не представлял угрозы американским агентам или американскому влиянию. Покорность Китая будет достигнута использованием против него всех имеющихся средств. Отсутствие проницательности политического видения у китайцев — дело известное, как и отсутствие у них идеологического политического руководства, поскольку его руководители выстраивают международные взаимоотношения с ментальностью бизнесмена, стремящегося к прибыли и избегающего опасностей.

Специально для радио Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир
Хасан Хамдан Абу аль-Бароа
19 Рабиъ ус-сани 1438 г.х.
17.01.2017 г.