Пути ливийского кризиса

geopoliticheskoe-stolknovenie-na-livijskih-prostorahГеополитическое столкновение на ливийских просторах, ставшее следствием возникшего кризиса, всё больше усугубляется. Восемь месяцев назад схватка происходила между двумя действующими сторонами: Палатой представителей (парламентом), над которой доминирует команда Хафтара, и Всеобщим Национальным Конгрессом, расположенным в Триполи. Затем появилась новая сторона на арене конфликта – схиратская команда, представляющая собой Фаиза Сараджа и его Президентский совет. Так кризис вошёл в новую фазу, особенно после начала операции по освобождению Сирта от боевиков организации «ИГИЛ». С приближением конца существования организации «ИГИЛ» в Сирте, которая представляла собой не больше, чем членов прежнего режима вместе с небольшой группой боевиков, присягнувших аль-Багдади, мы стали свидетелями того, как Хафтар сделал свой последний прыжок. Он захватил в районе «нефтяного полумесяца» на побережье Средиземного моря четыре нефтяных терминала в городах Рас Лануф, эс-Сидр, Марса-эль-Брега и Зувейтин, через которые экспортируется большая часть ливийской нефти. И это произошло после предварительных закулисных широкомасштабных платежей и торгов, к которым причастны глава двадцатитысячной охраны объектов нефтяной инфраструктуры Ибрагим Джадран и некоторые шейхи берберских племён, соплеменники которых составляют костяк военизированной охраны И. Джадрана. Это позволило Хафтару взять под свой контроль нефтяные терминалы без всякого сопротивления, несмотря на то, что он сам не обладал серьёзным военным потенциалом. Он усилил свои войска боевиками суданского движения «Справедливость и Равенство» из Дарфура. В итоге Хафтар оказался всего в 100 км от города Сирт, который был захвачен силами, подконтрольными Президентскому совету, а точнее – правительству Сараджа, словно эта операция была гонкой и соперничеством за взятие нефтяных терминалов в городе эс-Сидр и других городах.

На западе страны мы наблюдаем разобщённые группировки. Искренние революционеры находятся на большей части западного побережья, начиная от города эс-Сидр и до границы. Некоторые из этих батальонов присоединились к правительству Сараджа и его Президентскому совету и Высшему Совету, который состоит из некоторых членов Всеобщего Национального Конгресса, возникшему после того, как те оборвали свою связь с Конгрессом и сформировали «Высший Совет», который предусмотрен в схиратском документе. Тем не менее, искренние революционеры не объединены под единым командованием. Некоторые из них подвержены местным тенденциям в зависимости от региона расположения. Другие из них не в состоянии понять политическую конъюнктуру в стране. По этой причине Президентский совет пытается по указке спецпредставителя генсека ООН в Ливии М. Коблера повлиять на этих повстанцев и нейтрализовать их.

На юге Ливии бушуют смуты и племенные конфликты, которые разжигают французы, используя племена тубу, которые проникают из находящихся под французским влиянием государств Чад и Нигерия. Кроме того, Франция контактирует с некоторыми старейшинами арабских племён туарегов и племени звай с целью разжигания междоусобной войны между тубу, с одной стороны, и туарегами вместе со звай – с противоположной стороны. Конфликт продолжается вот уже два года, несмотря на десятки инициатив и примирений, предложенных и принятых внутри страны и за рубежом. Даже Катар внёс свою лепту в вопрос урегулирования конфликта на юге страны. Катар собрал у себя представителей конфликтующих сторон и смог заключить перемирие с приложением дорожной карты реализации этого перемирия. Однако все предпринятые попытки урегулирования увенчались провалом – ситуация не изменилась. Политические персоны прежнего режима находятся по обе стороны конфликта, подстрекая их к боевым действиям. Более того, сейчас они пытаются по указке западных государств сгруппировать и профинансировать наёмников на юге страны под видом «ИГИЛ», который был разгромлен в Сирте, дабы в очередной раз использовать его в своих интересах, на этот раз – на юге. Путём такой дестабилизации на ливийской арене Франция пытается оторвать юг страны и сделать его подвластным ей анклавом посредством Чада и Нигерии, которые находятся под французским влиянием.

Ход событий в Ливии ясно показывает нам перевес американо-европейского конфликта в Ливии (с использованием наших детей) в сторону Америки.

Боевые отряды Хафтара смогли взять под контроль «нефтяной полумесяц», что позволило Хафтару играть ключевую роль в любом урегулировании, проистекающем между враждующими сторонами.

Между тем, положение правительства Сараджа ухудшается. Оно не смогло получить признание парламента Тобрука, несмотря на операцию «Аль-Буньян аль-Марсус», целью которой являлось освобождение подконтрольных «ИГ» территорий в городе Сирт. Сараджу не удалось использовать эту победу по причине разных векторов внутри его правительства. В глазах большинства революционеров и народа это правительство начало казаться больным, несостоятельным и расстроенным. Признание его со стороны Палаты представителей (парламента) стало маловероятным и невозможным, а значит, это правительство обречено на неминуемую погибель. Даже сами европейцы, которые поддерживали его, принялись искать ему замену и выход из сложившегося тупика, начав выходить на контакт с некоторыми действующими на политической арене сторонами, всё равно, являются ли они повстанцами или представителями политического центра, поддерживающего повстанцев, как, например, последние остатки Всеобщего Национального Конгресса.

На этом фоне вместе с другими поднялась турецкая роль в разогревании этого кризиса и поиске выхода из него. В Ливию прибыла турецкая делегация во главе с заместителем лидера турецкой «Партии Справедливости и Развития», встретившись в Триполи с представителями сторон, в том числе – с членами Всеобщего Национального Конгресса и правительства Сараджа. Лидеры «Партии Справедливости и Развития» рассмотрели со сторонами конфликта предложенные решения. В ходе этого обсуждения между сторонами возникали сильные перепалки и острые дискуссии, несмотря на присутствие турецкой делегации.

Если бросить взгляд на политическую конъюнктуру изнутри, то мы находим:

1 – Восточный регион почти полностью перешёл под контроль Хафтара.

2 – Западный регион находится в междоусобной схватке между местными политическими силами. Одни являются сторонниками Сараджа, которые не сплочены между собой. Некоторые из них получают поддержку Европы и тянут в одну сторону, а представители «Ихван аль-Муслимин» тянут совсем в другую сторону.

Реальными силами являются революционеры и те политические стороны, которые представляют их. Самыми яркими из них выступают оставшиеся члены Всеобщего Национального Конгресса и сотрудники Дар-уль-Ифта (муфтията). О реальности конфликта в южном регионе мы уже говорили.

Вопрос, который возникает здесь, таков: «Что толкает Турцию играть роль в этом кризисе? Является ли это личным зовом души, или это – указка некоторых сверхдержав в рамках геополитической конкуренции между сверхдержавами за получение влияния в Ливии?».

Недавно Хафтар нанёс визит в Россию с просьбой оказать ему помощь и предложил предоставить России военную базу в городе Бенгази. Акыла Салех, спикер парламента в Тобруке, сейчас находится в Москве по поручению самого Хафтара в качестве официального лица.

Сарадж же со своим правительством перемещается из Италии через Мальту в Тунис для обсуждения вопросов сотрудничества, координации и помощи со стороны европейцев.

Турция, в свою очередь, направила сторонам конфликта пригласительное письмо с просьбой отправить тех, кто будет представлять эти стороны конфликта, в турецкий парламент при обсуждении им ливийской ситуации.

Исходя из реалий происходящего, в настоящее время видно, что Америка передаёт власть в Ливии от одной администрации другой. Это влечёт за собой отсутствие представителей ливийского правительства на международной арене. Таким образом, Америка навязывает своим местным агентам в регионе своё видение расклада сил в Ливии, чтобы не дать своим геополитическим соперникам возможность утвердиться без неё. Другими словами, Америка стремится создать большую неразбериху на политической арене в Ливии, чтобы никто не смог единолично взять ливийскую ситуацию под свой контроль.

И в заключение, хотелось бы процитировать слова Даббаши, бывшего представителя Ливии в ООН, сказанные им 10 декабря 2016 года: «Соединённые Штаты и Британия хотят продолжения хаоса в Ливии».

Ахмад Мухаззаб
28.12.2016