Лозаннский договор не был победой, напротив, он был поражением!

празднование Дня РеспубликиНовость:
Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом 29 октября в Президентском дворце был организован приём по случаю празднования Дня Республики. Выступая на приёме, он подчеркнул, что республика, основанная 93 года назад, является символом прогресса нации, попытки которого были стёрты из истории: «Мы не должны рассматривать образование республики как отдельный факт, напротив, мы должны рассматривать республику как продолжение мощного нового начала».

Комментарий:
Приблизительно месяц назад в одном из своих выступлений перед председателями сельских и городских советов президент Эрдоган в отношении Лозаннского договора сказал следующее: «Что они сделали для нас в истории?! Показали нам Севрский мирный договор 1920 года, а затем убедили нас в правильности Лозаннского договора 1923 года. Некоторые из них пытались одурачить нас, предлагая Лозанну как победу. Всё ясно! Мы отдали острова (кричит)! Разве это победа?! Раньше эти земли принадлежали нам!». Эрдоган сделал это заявление после попытки переворота 15 июля, когда секуляристы интенсивно атаковали его по причине союза, существовавшего в прошлом между «Партией справедливости и развития» (ПСР) и группой Гюлена. Приблизительно так он высказался перед секуляристами. Однако этот же Эрдоган через 9 дней после попытки переворота, т.е. 24 июля 2016 года, в годовщину Лозаннского договора произнёс: «Наш народ стал свидетелем великой победы, достигнутой посредством его веры, мужества и самоотверженности в дипломатическом Лозаннском договоре, перенеся его на платформу международного права. Этот договор стал значимым становлением нашего вновь созданного государства».

И прежде чем мы начнём вдаваться в вопросы об этих противоречиях, вернёмся к упомянутому в новостях заявлению президента на приёме 29 октября, где он сказал, что республика является символом прогресса нации, попытки которого были стёрты из истории. Он сказал: «Республика не является неким переходом, напротив, она – продолжение нового начала».

А теперь, как могла произойти такая путаница? Во-первых, является ли Лозаннский договор победой, или нет? Принимая во внимание выступление Эрдогана 29 сентября 2016 года перед председателями сельских и городских советов, Лозаннский договор не является победой, напротив, это – поражение. Да, в этом мы согласны… Однако, согласно посланию Эрдогана по случаю годовщины Лозаннского договора 24 июля 2016 года, он посчитал этот договор значимым становлением нашего вновь созданного государства и сказал, что успех народа Анатолии (Турции) был достигнут за счёт веры, мужества и самоотверженности, свидетелем которых стал народ вместе с дипломатическим успехом Мустафы Кемаля и Исмета Инёню (был руководителем турецкой делегации на переговорах) в Лозанне; также Эрдоган отдал дань уважения турецким дипломатам, добившимся заключения этого договора. А потому мы вновь задаёмся вопросом: «Является ли Лозаннский договор победой, или нет?». К какому итогу нас приведёт такое положение?

Вернёмся к предыдущему основному вопросу (Лозаннский и договор и республика)… Другими словами, как состоялся договор и как образовалась республика?

20 ноября 1922 года произошло открытие Лозаннской конференции. В то время как Рауф Орбай (видный государственный деятель Турции первой половины XX века) был полон решимости присутствовать на конференции в качестве представителя правительства в Анкаре, Мустафа Кемаль отправил туда Исмета Инёню. Лорд Керзон, возглавлявший британскую делегацию, в тайных встречах выдвинул четыре условия с тем, чтобы укрепить турок в идее «независимости». Этими условия являлись: 1 – полная и абсолютная отмена Халифата; 2 – высылка халифа; 3 – конфискация всего его имущества; 4 – объявление о том, что государство будет основываться на секуляризме.

Для реализации британских требований Мустафа Кемаль разработал план, чтобы взять контроль над всеми силами в парламенте. И поскольку он знал, что все депутаты не станут принимать соглашение на этих условиях, то 29 октября 1923 года, когда парламент собрался для разрешения кризисов «искусственного» правительства, Мустафа Кемаль поднялся на трибуну, после того, как посредством заговоров подчинил себе все органы власти, и сказал: «Мы должны изменить эту систему. Я решил установить республиканский строй, который будет возглавлять избираемый президент». И несмотря на протесты 40% представителей в парламенте по этой резолюции, а также несмотря на их воздержанность от голосования, правительство Анкары под протекторатом британского генерала сэра Харрингтона и лорда Керзона провозгласило установление республики.

А теперь, возвращаясь к началу, адресуем вопрос президенту Эрдогану: какое мощное начало (прогресс) имело место в республике, основанной 29 октября 1923 года? Неужели это – прогресс нации, которая была казнена через повешение на площадях за то, что выступала против государственного переворота? Или это прогресс Уммы, которая восстала против правительства Анкары, когда услышала об объявлении республики? Или это прогресс Уммы, которая объявила о том, что Мустафа Кемаль и его соратники, которые основали республику и упразднили Халифат, являются предателями? Или это прогресс шейха Саида, Атыфа аль-Исклиби и Нене Хатун, которые пали жертвами ради Халифата и Шариата? Или же это прогресс той нации, которая проклинает религию и Коран в игровых залах и за пьяными застольями? О каком прогрессе идёт речь?!

Специально для радио Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир
Глава информационного офиса Хизб ут-Тахрир/Турция
Махмуд Кар
8 Сафара 1438 х.
08.11.2016 г.