Получится ли у Эрдогана утвердить президентскую форму правления?

С именем Аллаха – Милостивого и Милосердного
Реформы в Турции: получится ли у Эрдогана утвердить президентскую форму правления?

Президентская форма правления в ТурцииПрежде всего, хотелось бы выяснить причины желания перехода от парламентской формы правления, действующей на сегодня в Турции, к президентской. Ведь это не было идеей Эрдогана, поскольку Тургут Озал, ставший президентом в 1989 году после того, как был премьер-министром с 1983 года, был первым, кто озвучил своё желание таких реформ.

Идею смены формы правления подала Америка, а её приспешники (ранее – Озал, позже – Эрдоган) должны были утвердить эту идею, но первый не смог достичь успеха в этом. Так же Демирель, очередной агент, высоко отзывался об этой идее, но не переходил к соответствующим действиям, чтобы соответствовать британским агентам во время своего президентства в период с 1993 по 2000 г.г. Америке хотелось бы иметь возможность принимать важные для неё решения, не ссылаясь на парламент, который подвержен влиянию общественности и оппозиции британских агентов из «Народно-Республиканской партии» (РНП, Cumhuriyet Halk Partisi).

Например, в 2003 году Америка хотела втянуть Турцию в военное вторжение коалиционных сил в Ирак, однако столкнулась с несогласием парламента, который понял желание премьер-министра Эрдогана использовать Турцию согласно плану США. Именно поэтому США жаждут смены парламентской системы в Турции на президентскую, хотя и не заявляют этого открыто, чтобы не навлечь на своих приспешников критики и протестов.

Кроме того, парламентскую систему в Турции утвердила Великобритания руками своего агента – Мустафы Кемаля, – и сделала её зависимой от армии, которая совершала перевороты каждый раз, когда парламент становился неспособным принимать решения, как это произошло в 1980 году; тогда усилился конфликт между политическими партиями, где каждая из партий хотела выделить себя перед общественностью ради дополнительных голосов, а мелкие партии стали средством достижения численного большинства для крупных партий. В основном, президент должен был избираться из представителей военного ведомства или под его влиянием, а само ведомство контролировалось британскими агентами.

Ныне же премьер-министром стал Бинали Йылдырым, будучи тем, кто солидарен с Эрдоганом в этом вопросе. Давутоглу же колебался в этом вопросе, так как данная реформа лишила бы его своих полномочий; он не проявлял сильного энтузиазма, но и не препятствовал этой идее. Миссией нынешнего премьер-министра является осуществление этого плана. Он заявил 02.06.2016 Анатолийскому информагентству: «Мы и конституцию поменяем, и форму правления заменим на президентскую… Как бы ни было прописано в Конституции, на президента падёт определённая политическая обязанность. К тому же нынешняя конституция – это конституция, принятая военными в 1982 году, участвовавшими в перевороте. Необходимо добиться гармонии между текущей ситуацией и Конституцией», – подразумевая президента Эрдогана, который в настоящее время имеет все полномочия, но это не соответствует Конституции. Остальным же политическим партиям следует «внести свой вклад в новую Конституцию… Если парламент не сможет принять новую Конституцию путём голосования, то будет проведён всенародный референдум».

Настойчивость Эрдогана и поддержка со стороны его партии направлены на достижение смены системы правления на президентскую любым способом: через парламент либо референдум. Сложность заключается в получении голоса от оппозиционной РНП, лидер которой Кемаль Кылычдароглу заявил 03.06.2016: ««Партия справедливости и развития» пытается спасти президента республики от совершённых им преступлений путём принятия законопроекта о переходе к президентской форме правления в стране». «Вернусь назад и повторю то, что я уже говорил ранее – мы никогда не позволим реализовать данную систему президентского правления, даже ценой наших жизней». Кылычдароглу предоставил доклад на 119 страницах, где приводились факты из истории и современности о президентской и парламентской формах правления и утверждалось, что последняя форма не была причиной политической и экономической нестабильности, как об этом заявляет Эрдоган. Если реализуется президентская система, то РНП не сможет влиять на принятие решений, которые даже не будут представлены на рассмотрение парламента, поскольку все полномочия будут сосредоточены в руках президента. Отсюда возникнут несогласия с принятыми решениями после принятия президентом законов. Несогласные будут вынуждены обращаться к судам, подчиняющимся Эрдогану, и тогда оппозиция надолго останется оспаривать решения в коридорах судов, а лобби англичан будет всё больше и больше терять свою силу.

Эрдогану удалось добиться принятия закона о лишении депутатов парламента неприкосновенности перед судебным преследованием, чтобы использовать это в качестве инструмента для борьбы с оппозицией. Это касается парламентариев из партий РНП, а также «Демократической партии народов» (ДПН) и её лидера Селахаттина Демирташа. Если удастся лишить их всех или значительную их часть членства в парламенте, то это облегчит Эрдогану получение поддержки «Партии националистического движения» (Milliyetçi Hareket Partisi, MHP), которая ведёт кампанию против обеих партий (РНП и ПНД), особенно по отношению к последней, поддерживающей «Рабочую партию Курдистана» (РПК, Kürdistan İşçi Partisi). В противном случае появится возможность объявить о досрочных выборах значительной части членов парламента. «Партия справедливости и развития» (ПСР, Adalet ve Kalkınma Partisi) надеется вернуться в парламент большим составом, чем сейчас, чтобы быть в состоянии провести конституционные изменения и утвердить президентскую систему правления.

«Партия националистического движения» (MHP) во главе с американским агентом Девлетом Бахчели играет роль оппозиции, так как она отличается от ПСР Эрдогана и несёт в себе крайнюю идею национализма. Партия же Эрдогана несёт умеренную идею национализма. Наличие MHP необходимо для объединения вокруг неё различных групп, фанатично приверженных идее национализма. А поэтому Бахчели не может проявлять постоянное единство с Эрдоганом. Но в жизненно важном вопросе или при необходимости для Америки мы видим, как Бахчели в конце концов привлекает свою партию к принятию соответствующих решений в пользу партии Эрдогана, как это происходило на президентских выборах в 2007 году, демократических еврореформах в 2009 году, а также в ряде других случаев, как свержение власти британского агента Эджевита в 2002 году, чтобы проложить путь для восхождения партии Эрдогана.

Мы видим, что руководство ПСР защищает Бахчели от оппозиции из его же партии, желающей выбрать нового лидера партии, препятствуя оппозиции провести съезд партии по этому вопросу силами полиции, а также через местные суды, которые не разрешили проведение данного съезда. Оппозиция партии подала жалобу в суд на главу партии, который отказался созывать съезд и проводить выборы, как и настаивал на том, что они должны проводиться в 2018 году в соответствии с внутрипартийным графиком.

Отсюда видна вероятность того, что Эрдогану всё-таки удастся сменить систему правления на президентскую. Он прилагает усилия в деле ослабления оппозиции путём снятия неприкосновенности с тех, кто обвиняется в коррупции или в совершении актов, направленных против государства в виде поддержки сепаратистов; а также Эрдоган прилагает усилия для приобретения партии MHP в роли своего союзника, в то время как сам Эрдоган выступает с поддержкой этой партии. А поэтому не исключено, что эта партия поддержит референдум по поводу конституционных реформ, поскольку, как и прежде, она окажет поддержку Эрдогану в последний момент. Когда партия Эрдогана будет нуждаться в 330 голосах в парламенте, чтобы получить право провести референдум, в то время как его партия располагает 317 депутатскими портфелями, тогда ей понадобятся голоса партии MHP, у которой есть 40 портфелей. Для того же, чтобы провести конституционные реформы через парламент, необходимо 367 голосов, что неосуществимо для Эрдогана. Ему остаётся лишь провести референдум или добиться досрочных выборов, чтобы, получив большинство, провести всенародный референдум.

Таким образом, Эрдоган стремится получить большинство, чтобы достичь широких полномочий и предоставить Америке возможности по реализации своих политических решений внутри государства, как, к примеру, курдский вопрос, и в регионе, как проекты, связанные с Сирией и Ираком и направленные по предотвращению освобождения Уммы от пут колониализма и возвращения к правлению Исламом. Эрдоган настаивает на светской демократической республиканской системе, как он подчёркивал это неоднократно, что также подтверждается его приверженностью этому на протяжении 14 лет. Он отклонил предложение главы парламента о претворении системы, основанной на религии, и настоял на светской системе. Таким образом, для нас нет никакой разницы между президентской формой правления Сиси в Египте и парламентской в Турции, продолжающей функционировать на протяжении 92 лет. Примерной и истинной системой правления для жителей Турции и всех мусульман является Халифат по методу пророчества, основанный на исламской доктрине, законодательство которого исходит из Корана и Сунны, – Халифат, который избавит Умму от Америки и остальных западных колониальных держав.

Асъад Мансур
08.06.2016 г.