Стратегия британского правительства по деисламизации мусульманских детей

Речь мусульманки из Британии на конференции «Исламская молодёжь – пионеры истинного развития»
«Предотвращение» – стратегия британского правительства по деисламизации мусульманских детей

деисламизации мусульманских детейСёстры, если бы я вам сообщила о том, что четырёхлетнего ребёнка, который нарисовал огурец и неправильно произнёс его название, посчитали нуждающимся в прохождении программы по дерадикализации, вы бы могли в другом мире, к сожалению, назвать меня сумасшедшей. Но мы живём в 2016 году в Британии, и в настоящий момент этот ребёнок при таких обстоятельствах на самом деле вызвал опасения у неких лиц, достаточные для того, чтобы предпринять такой курс действий; добро пожаловать, стратегия британского правительства «Предотвращение»!

Позвольте мне рассказать вам о некоторых других мусульманских детях, которые, к сожалению, так же столкнулись с рычагом правительственной стратегии по борьбе с терроризмом:
– Пятнадцатилетний мальчик, который надел значок в поддержку Палестины, за что был исключён из своей школы и вызван на допрос в полицию.

– Четырнадцатилетний мальчик, который использовал на уроке французского языка термин «экологический терроризм», за что был вызван на допрос сотрудниками министерства по вопросам защиты детей.

– Десятилетний ребёнок пожаловался на отсутствие в школе молельной комнаты, о чём в полицию поступило сообщение от начальной школы по подозрению в экстремизме.

– Школьница, которая стала носить хиджаб по возвращении в школу после каникул, вызвала обеспокоенность у своих учителей, за что они направили её на прохождение программы по поддержке дерадикализации.

– Ребёнок, который не хотел играть на музыкальном инструменте в школе, вызвал беспокойство в связи с причастностью к экстремизму.

Это – примеры только некоторых из сотен детей, ставших мишенью «Предотвращения».

Сёстры, в течение некоторого времени мусульманская молодёжь в Британии находится под наблюдением в рамках правительственной программы по борьбе с терроризмом. И если это не вызывало у нас беспокойства, то сегодня мы имеем дело с «долгом предотвращения», который позволяет открыто следить за мусульманскими детьми и информировать о них в случае обнаружения соблюдения ими элементарных исламских предписаний, а в некоторых случаях – только потому, что они – мусульмане, как в случае с ребёнком, который нарисовал огурец, якобы, в виде бомбы и произнёс слово «огурец» как «плита».

Как мы видим из имеющихся данных, программа «Предотвращение» нацелена на наших детей и нашу молодёжь и является частью целого ряда мер, которые рассматривают мусульманское сообщество в качестве подозреваемого и проблемного сообщества.

В 2004 году черновой отчёт МВД Соединённого Королевства под названием «Молодые мусульмане и экстремизм» показал, что правительство сосредотачивает своё внимание на молодых мусульманах в рамках широкомасштабной стратегии по борьбе с терроризмом под названием «Борьба». Отчёт был посвящён проблеме молодёжи, в нём раскрывалось так называемое «социальное устройство» мусульманского сообщества. В отчёте обсуждалось то, как следует поддерживать тщательно отобранных учёных и имамов, чтобы они озвучивали конкретные мнения на молодёжных мероприятиях, проводимых при поддержке правительства, а также форму контакта мусульманской молодёжи Британии с мусульманами за рубежом через Британский совет, МИД и организацию по делам содружества мусульманской молодёжи Великобритании в целях содействия принятого правительством исламского дискурса.

И сегодня, спустя 12 лет, под тем же предлогом борьбы с терроризмом правительство на официальном уровне проводит слежку за нашей молодёжью и вмешивается в её дела в рамках стратегии «Предотвращение». И хотя «Предотвращение» существует уже в течение нескольких лет, всё же только в прошлом году после издания закона в области безопасности и борьбы с терроризмом юридически её прохождение стало обязательным для работников общественного сектора, в том числе – для преподавателей в колледжах, школах и университетах, воспитателей, врачей и медсестёр. Все они обязаны по закону выполнить обязательный «долг предотвращения», официальной целью которого является «не допустить людям стать террористами или пособниками терроризма». И это включает в себя, как заявляет правительство, «ненасильственный экстремизм».

И поэтому, сидя здесь, мы спрашиваем: как может учитель, воспитатель или детский врач в соответствии с этой политикой прибыть в суд с тем, что четырёхлетний ребёнок, который нарисовал огурец, может стать террористом в будущем, а значит, нуждается в так называемой дерадикализации? «Предупреждение» полностью вытекает из идеи, теории, которая в действительности в корне аналогична политике борьбы с терроризмом, проводимой по всей Европе и США. Ключевая фраза этой идеи заключается в следующем: человек (взрослый или ребёнок) является носителем определённых ненасильственных мыслей и взглядов, вследствие чего его или её могут причислить к экстремистам. Далее, это подталкивает его или её к тому, чтобы стать жестоким или пособником насилия.

Этот рассказ, который часто называют теорией «конвейерной ленты», постоянно используется политиками и считается официальным штампом бюджетных учреждений и большей части СМИ. Однако на самом деле, сёстры, эта идея уже давно была много раз дискредитирована учёными, в том числе – экспертами по терроризму во всём мире. Несмотря на эту очевидность, всё же эта теория продолжает служить основой политики, которая направлена на криминализацию наших детей, как это обстояло в ранее приведённых примерах. Ряд высокопоставленных персон, в том числе Дал Бабу, главный старший полицейский офицер в отставке, назвали стратегию «Предотвращение» «токсичным брэндом». Национальный союз учителей недавно внёс предложение об отмене этой стратегии, заявив о её «фундаментальных недостатках».

Пагубный характер этого закона, способствующего слежке за маленькими детьми со стороны тех, кому они должны доверять, становится всё более и более очевидным с увеличением числа случаев, разоблачивших программу «Предотвращение» в действии. В конце концов, люди, на которых возложена задача по «долгу предотвращения», являются людьми, которые могут иметь свои предубеждения и которые прошли государственное обучение по выявлению экстремизма. И в конечном счёте, это люди, которые живут в то время, когда преобладающее мнение об Исламе и мусульманах является очень негативным. Это время, когда стандартные исламские взгляды и практика, такие как халял заклание, разделение между мужчинами и женщинами, хиджаб, никаб и взгляд на гомосексуализм как на тяжкий грех, харам – всё это отмечается как крайности (экстремизм) не только СМИ, но и высокопоставленными политиками, в том числе – и премьер-министром.

Наряду с этим, идея экстремизма неоднократно обсуждалась в качестве предшественницы терроризма. Таким образом, зачастую мы имеем дело с так называемым менталитетом «предотвращения», сформировать который в сознании народа стремится закон. И поэтому неудивительно, что на мусульманских детей смотрят как на потенциальных экстремистов при любых проявлениях исламской идентичности. Исходя из этого соображения, их с лёгкостью направляют в государственную программу «национального курса» по дерадикализации, а точнее – по деисламизации.

Этот неопределённый и масштабный бросок сети является в реальности таким абсурдным. Просто взгляните на пример рекомендаций для выявления детей, которые могут быть в зоне риска, которые были предложены в одном из районов Лондона.

Очевидно, сёстры, что стратегия «Предотвращение» не касается насилия и терроризма, именно поэтому политики расширили сферу своей деятельности до «ненасильственного экстремизма». Согласно их словам, они хотят предотвратить взаимодействие с идеологическим вызовом терроризма. Стратегия «предупреждения» предусматривает работу с идеями и исламскими ценностями, которые мы несём, и с нашим пониманием Ислама. Премьер-министр ясно дал нам это понять в своём майском выступлении, когда сказал: «В течение слишком долгого времени мы были пассивно толерантным обществом, говорили нашим гражданам: пока вы следуете букве закона, мы не будем вас трогать. Это зачастую означало, что мы занимаем нейтральную позицию между разными ценностями».

Это – то, что они от нас требуют. И в случае, если мы откажемся от этого, нам это будет навязываться силой посредством такой политики, как «Предотвращение». Нас заставляют принять приемлемую для государства модель Ислама и приемлемый для государства склад мышления. Даже один из самых главных начальников полиции в стране, Питер Фахи описал нынешний подход работы как «полиция контроля за мыслью». Только давайте взглянем на то определение экстремизма, которое употребляет правительство во всех общих директивах закона: «Это явная и активная оппозиция, выступающая против британских основополагающих ценностей, в том числе – демократии, верховенства права и свободы личности, взаимного уважения и терпимости к различным религиям и убеждениям, а также призыв к убийству служащих вооружённых сил».

Большинство из тех, кто выступил против стратегии «Предотвращение», заявили о том, что данное определение экстремизма – неясное, и, в конце концов, британские ценности конкретно не установлены законом. Они могут означать любое понятие и все понятия большой массы разных людей, живущих здесь. Но если остановиться на подробном рассмотрении этого определения, можно заметить, что определение экстремизма вместо того, чтобы быть неясным, является конкретным в определённой степени, если взглянуть на него с точки зрения исламского вероучения (акъыды).

Если взять во внимание обычное упоминание о демократии и свободе личности, то мы – мусульмане – убеждённо утверждаем, что Всевышний Аллах – Он Владыка, Судья, Наимудрейший, Всезнающий, Умертвляющий, Воскрешающий и другие наипрекраснейшие имена нашего Господа миров. И мы учим этому наших детей. Мы, мусульмане, верим, что Всемогущий Аллах является Законодателем, Владыкой и Судьёй, который будет судить нас в День Воскресения за все наши деяния. Мы осознаём, что Всезнающий Аллах – Он тот, кто определяет нам, что правильно и что неправильно, и эти нормы (стандарты) являются незыблемыми. А поэтому мы будем учить наших детей этим ценностям и нормам, всё равно, касаются ли они исламской формы одежды, или отношений между мужчинами и женщинами, или нашего взгляда на историю, или нашей любви и привязанности к Умме, или той истины, гласящей о том, что Ислам имеет уникальную систему правления, которая является альтернативой демократии.

Эти ценности не согласуются с правительственным определением «британских ценностей». Несогласие с этими британскими ценностями правительство называет экстремизмом. Мы понимаем, что наши основные убеждения, которые могут привести к подъёму поведения индивидуумов и избавить общество от гнёта и мрака, – именно они подпадают под определение экстремизма. Затем делаются ложные заявления о том, что этот экстремизм приводит к насилию, что общество не примет Ислам, если не изменить и не реформировать его, дабы он соответствовал светскому образу жизни.

Разрушительные последствия для наших детей

Стратегия «Предотвращение» вселила в мусульманских подростков боязнь выражать своё мнение о политике. Эта программа приводит к тому, что мусульманская девушка боится потребовать раздельной от мальчиков учёбы. Даже родители начинают считать, что единственный способ сохранить своих детей в безопасности от вмешательства со стороны властей – это не выражать своё мнение и не демонстрировать соблюдение исламских предписаний. Неужели мы примем эти принудительные меры, направленные на изменение нашего понимания и соблюдения своей религии?

Что мы можем предпринять в противовес этому?

Мы ответственны за будущие поколения мусульман. Несомненно, мы обязаны противостоять вызову, с которым мы столкнулись сегодня, прилагая на этом пути все свои силы и проявляя непоколебимую стойкость. И в ходе противостояния мы должны воспитывать своих детей так, чтобы они выросли сильными и уверенными мусульманами, которые не поддадутся такому давлению. Да, я полностью согласна с вами, что говорить легче, чем делать. И в моих силах только поделиться с вами некоторыми основными принципами, которые, с помощью Аллаха, позволят нам справиться с этими вызовами.

Во-первых, мои дорогие сёстры, наша религия учит нас объединяться вокруг того, что мы – мусульмане. Всевышний Аллах говорит, что мы – покровители друг другу. И поэтому нам следует стоять друг за друга. Сегодня мы не имеем права позволять каким-либо разногласиям разделять нас. Мы должны возвысить наши голоса против этой политики, которая делает наших детей преступниками. В один голос мы должны отвергнуть ложный курс и замыслы «Предотвращения». И это должен быть самый громкий и сильный голос. Помогайте друг другу в своих сообществах, кварталах, в школах по обучению Корана, мечетях и среднеобразовательных учреждениях. Только сообща мы сможем противостоять политике «Предотвращения».

Во-вторых, мои сёстры, для того, чтобы противостоять «Предотвращению», мы должны правильно осмыслить этот вопрос и подготовиться. Правительственная программа «Предотвращение» в нашем обществе, направленная против нашей молодёжи, в своей основе является идеологической борьбой. Без осознания приводимых ими ложных предположений мы не сможем проводить необходимые переговоры с теми, кто несёт ответственность перед нашими детьми, например, с учителями в общеобразовательных учебных заведениям или исламских школах (мадраса).

Мы должны чувствовать себя уверенно, сёстры, во время общения и ясно излагать свои мысли. Например, ваше несогласие с тем, чтобы ваш ребёнок принимал участие в утреннике по случаю Рождества, объясняется нашей верой в единобожие и пророчество Исы (мир ему). Мы должны ясно дать понять, что мысль о том, что подобное действие считается радикализмом и прелюдией того, чтобы стать террористом, является крайне возмутительной.

Мы должны вооружить себя таким пониманием, которое позволит нам со всей уверенностью отстаивать свою позицию, а конкретно – то, что наши дети должны получать знания об Исламской Умме, к которой они принадлежат. Они должны быть в курсе происходящих в ней конфликтов, будь то в Палестине или в Сирии. Необходимо доказать в ходе противостояния «Предотвращению», что это имеет важное значение в жизни мусульманина.

В-третьих, уважаемые сёстры, нам следует черпать свою силу из своей веры. Мы знаем, что жизнь верующих не может быть лёгкой. Нам известно, что путь истины тернист и окутан испытаниями. И если мы хотим воспитать своих детей бесстрашными, уверенными и приверженными своей исламской идентичности, мы должны стать примером подражания для них. Многие из нас желают, чтобы их дети выучили Священный Коран. Так давайте так же стремиться к тому, чтобы они познали и поняли то, как много верующих молодых людей в прошлом отстаивало истину, равным образом, были ли это молодые люди Пещеры, которые упоминаются в суре «Аль-Кахф», или мальчик, который выступил против короля в истории, приводимой в суре «Аль-Бурудж», или молодой пророк Ибрахим (мир ему), который в юном возрасте бросил вызов неверующему народу.

Помните это, уважаемые сёстры! Ведь мы в силах отстаивать и возвышать истину. И в наших силах сделать многое. Мы можем и должны воспитывать наших детей так, чтобы они стали голосом правды, с дозволения Аллаха.

Автор: Шазиа Хассан
Член Хизб ут-Тахрир в Британии
30 Раджаба 1437 г.х.
07.05.2016 г.